f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Реформи української кінематографії: чому не праві «риночники»

30.05.2015

Український кінематограф потребує реформ з цією тезою навряд чи хто-небудь сперечатиметься. Але з приводу змісту цих реформ єдина думка відсутня.

29 травня видання «Телекритика» почало публікувати матеріали відкритого проекту-дослідження «Кінематографія України: в очікуванні реформ», де шукатиме разом із експертами відповіді на це запитання.

Відкриває проект-дослідження стаття члена НСКУ Сергія Галетія, присвячена «першому базовому принципу реформування кінематографії». Подаємо авторську версію матеріалу.

Сергія Галетій, для «Телекритики»

Очень хочется, чтобы в Украине была адекватная её потенциалу и отвечающая современным требованиям/потребностям кинематография!

Правда, в этом году исполняется уже десять лет, как этого хочется особенно осознанно — в ноябре 2005 года Национальный союз кинематографистов Украины и Индустриальный телевизионный комитет представляли общественности Программу «Реформирования аудиовизуальной индустрии Украины, оптимизации менеджмента, содействия развитию института защиты авторских прав». Почему эта инициатива не проросла — скажу позднее... По крайней мере, я всегда прилагал усилия, чтобы рецептами выхода из кризиса могли воспользоваться... (Сейчас тоже.) Но надежды, что это желание сбудется, всё меньше и меньше...

Лицезрея тех, кто сегодня у руля культурной политики, как весь государственный менеджмент игнорирует очевидную необходимость экспансии ценностей и смыслов, которые могут создавать и транслировать только культурные/креативные индустрии, а также как продолжают ходить по «зачарованному колу» коллеги кинематографисты, нужно честно себе признаться: до светлого европейского будущего отечественной киноиндустрии я не доживу. Поэтому решил сделать попытку описать, почему этого не произошло и не произойдёт в Украине, чтобы вы, уважаемые читатели (особенно молодые), могли быстрее прийти к более насущным и состоятельным стратегиям своего будущего, если связываете его с (большим) кино.

В одной публикации мне не удастся описать, что не так и как всё должно быть здесь устроено, вследствие чего статей будет несколько. Однако чтобы всё это как-то связать, есть предложение вывести в результате в небольшом списке те реперные точки, которые в будущем можно мониторить (приглашаются все желающие журналисты) — отслеживать, осуществятся ли необходимые реформы или «высокий» менеджмент в очередной раз их профилонит.

Итак, данная статья — вводная.

Для начала необходимо выделить несколько базовых принципов, без понимания которых какое-либо проектирование, включая предположение стратегических (да и любых) целей, будет искажением и не приведёт к ожидаемому результату. Объективно определить, в какой системе координат мы с вами находимся.

Первый базовый принцип реформирования кинематографии

Состояние и развитие внутреннего рынка кинопоказа и потребительских возможностей аудитории не позволяют рассчитывать на то, что в ближайшие лет двадцать производство фильмов системно (то есть для всех поставленных фильмов) в Украине выйдет на самоокупаемость. Все утверждения в обратном (кто ратует, что «земля плоская») — явные заблуждения. Вот наглядное сопоставление стоимости производства и полученных сборов:


*Доля продюсера рассчитана с учётом того, что кинотеатр оставляет себе 50%, дистрибутор 15%, а затраты на тираж и продвижение опущены...

Разумеется, со временем, при правильном менеджменте, работающем и поощряющем законодательстве, накоплении продюсерского опыта, повышении конкурентоспособности и благоприятных экономических предпосылках диспропорция уменьшится, но процент «недостачи» всё равно останется. Такая рыночная закономерность («болезнь издержек», по терминологии отца-основателя экономики культуры Уильяма Баумоля) присуща многим европейским и мировым кинематографиям. Понимая это и признавая необходимость своего участия в создании баланса рыночной ситуации, правительства этих стран поддерживают частную киноиндустрию государственными дотациями и различного рода преференциями. (Бывает, конечно же, и возвратное финансирование, если фильм получает соответствующий уровень доходов... Но сути это не меняет, так как относится к немногочисленным крупным и экономически продвинутым кинематографиям и, скорее, к индивидуальным случаям.)

Яростно возражать и взывать здесь к практике США совершенно некорректно. Да, там это коммерческие риски кинокомпаний. Да, там системно аудиовизуальный сектор прибыльный, хотя убыточных постановок тоже немало. Но там объём рынка несопоставимый: только киноэкранов почти 40 000, и залы не пустуют; а другие виды распространения обширны, цивилизованы и прекрасно монетизированы; более того, там тоже есть преференции (как, например, налоговые списания в штате Нью-Мехико); и на несколько порядков лучше развита благотворительность; плюс различный инвестиционный и венчурный капитал задействован. Там полностью другая среда обитания, отдельная «экосистема» (как и Болливуд в Индии), и мы отличаемся от неё, как пустыня от моря. Что, естественно, не исключает некоторой адаптивной популяции «земноводных» — ну, вы сами понимаете, к каким промежуточным гибридным примерам подталкивает эта метафора (...от Люка Бессона и Тимура Бекмамбетова до Анатолия Кокуша и других). Добавьте сюда для полноты картины многомиллиардные международные продажи американских фильмов, которые обеспечивают представительства студий-мейджоров, рассеянные по всему миру. Кто-то ещё может похвастаться такой экспансией?

Именно поэтому в европейских странах всячески поддерживается, в том числе из государственного бюджета, производство фильмов (...в продвинутых государствах их ежегодное количество составляет более 200 названий). Это делается для того, чтобы отбить приемлемую часть внутреннего рынка у американского кино и представить миру свою культуру.

Согласиться можно только в одном: и у нас (на рынке СНГ) могут быть коммерчески успешные кинопроекты — и они есть, я не спорю, — но это редкие индивидуальные продюсерские достижения, которых, кстати, больше в телевизионном сегменте. Верно также то, что доходы фильма поступают ещё и с других рынков кинопоказа и использования различных прав на вошедшие в фильм произведения (или образы), включая возможные международные продажи, причём они могут поступать достаточно длительное время, измеряемое десятилетиями. Так что, в частности, я не отказываю в правомерности позиции местных смелых продюсеров, которые нацелены на коммерческую отдачу от фильмов и отстаивают её перед инвесторами.

Здесь вообще стоит обратить внимание на появление недавних интересных рыночных трансформаций. Оказывается, кинотеатры уже не считаются основным (первичным) рынком кинопоказа, где генерируются главные доходы — технологии неумолимо меняют традиционную бизнес-модель, размывая эту приоритетность (в цивилизованных странах). Теперь кинокомпании могут изначально выстраивать свою успешную коммерческую стратегию («Lionsgate»), используя другие виды доставки/продажи контента, без учёта кинотеатрального проката, где барьер вхождения (прежде всего, требуемый уровень рекламной поддержки) всё чаще оказывается непреодолимым. Выгоды неочевидны, риски велики: зачем, спрашивается, напрягаться, если есть менее привередливые альтернативы?

Выходит и с этой точки зрения, я не возражаю против того, что какие-то отдельные кинопроекты вполне могут не только самоокупиться, но ещё и прилично заработать. Естественно, там этого добиться легче. Здесь в Украине это только в будущем может стать массовым явлением, если мы реально преодолеем существующие невежество, нигилизм и инфантилизм, и (!) осуществим реформы.

По крайней мере, в предлагаемой модели киноиндустрии, настаивая на необходимости долгосрочной государственной поддержки, следует также встраивать механизмы и адаптировать практики, которые будут способствовать достижению коммерческих целей продюсеров и получению выгод другими участниками кинопроцесса.

На последней мысли нужно задержаться особо. Она указывает на один очень важный аспект, который почему-то никто не озвучивает и не рассматривает в качестве убедительного аргумента целесообразности государственной поддержки киноиндустрии. К сожалению, большинство кинематографистов оперирует примитивным сопоставлением: «дали кому-то денег много, обратно получили мало, и это плохо», и дальше этих шор ничего не видят. Совершенно не различают, что есть финансовые результаты для инициатора кинопроекта (...линейная частность, выраженная в рентабельности издержек одного), а есть экономические эффекты от осуществления производства фильма для других участников и подрядчиков (включая коммерческие выгоды, которые они получают), и, даже, какая общая ценность для развития экономики региона и страны при этом создаётся. Они не озабочены учётом всех возможных выгод, которые получают как субъекты кинопроцесса, так и общество в целом.

Пожалуй, (даже если внутренне не перестаёшь восставать против этого незнания азбучных истин) такая узость взгляда для кинематографистов простительна. Чего не скажешь о профессиональных менеджерах (чиновниках), которые не могут не знать, что рыночный (финансовый) анализ должен соседствовать с экономическим (...и не только, а ещё с оценкой институциональных последствий, решением социокультурных и гуманитарных целей, другими аспектами). Поэтому любое такое упущение/умалчивание — недопустимо. Во всём мире очевидным и признанным достоинством киноиндустрии считают её способность выступать положительным мультипликатором для экономического развития территорий. Это означает, что один доллар, вложенный в кинопроизводство, оказывает воздействие на экономику с коэффициентом 1,5-2,7.

Такой эффект обосновывается прежде всего тем, что киноиндустрия вовлекает широкий спектр различных подрядчиков и поставщиков услуг, которые, в свою очередь, тоже оплачивают поставки ресурсов, выполненные работы и услуги (это называется «круговой эффект», который отображает процесс расходов в регионе и увеличение дохода местных предприятий и, через налоги, общин). Кроме того, очень часто кино оказывает прямое воздействие на рост доходов туристического бизнеса, что, опять же, влияет на экономику всей территории.

Например, съёмка трилогии «Властелин колец» проводилась в Новой Зеландии на забытой местности, которая теперь стала самой популярной для посещения туристами. Доходы государственного бюджета страны увеличились в несколько раз. (Там ещё и «Аватар» сняли... — вот что значит везёт так везёт.) А поинтересуйтесь, какие выгоды получает Северная Ирландия, Шотландия и Хорватия после съёмок американского сериала «Игра престолов». Подобных примеров много. Спрашивается, а почему бы Украине не войти в этот клуб?

Если бы я всё это рассказывал на каком-либо профессиональном обсуждении, в этом воодушевляющем месте меня бы прервали фразой: «Минуточку, так и мы «о том же»! Давайте откроемся для международного кинопроизводства и будем зарабатывать валюту. Создадим необходимую сервисную инфраструктуру и будем набираться так необходимого нам опыта, профессионализма, и обрастать нужными связями». Совсем недавно в интервью «Телекритике» аналогичную перспективу представлял основатель и продюсер компании «PSBfilms» Арнольд Кременчуцкий.

И конечно же, с таким оптимистическим видением не согласиться нельзя. Экспорт услуг по производству кино и сериалов, как доказавшая свою жизнеспособность стратегия — это ещё одно экономическое достоинство дельно выстроенной киноиндустрии. Правда, её результативное воплощение возможно тоже не на пустом месте. Должны быть созданы максимально благоприятные условия: иметься в наличии необходимые технологии, оборудование и инфраструктура (современные студийные комплексы), компетентный персонал, коммуникации, и, не менее важное, поощрительные преференции (фискальные стимулы).

В качестве ближайшего примера Кременчуцкий приводит киноиндустрию в Чехии, одну из крупнейших сервисных площадок в Европе. Создав все необходимые условия, Чехия привлекла в страну иностранные кинокомпании (преимущественно американских студий-мейджоров), которые тратят на этой территории десятки, а то и сотни миллионов долларов в год. И теперь Прагу заслужено называют европейским Голливудом.

Всё верно, всячески способствовать такой цели и можно, и нужно. Принципиальное несогласие у меня только с другим его утверждением — посылом, который многие успешные сервисники выносят в авангард привлекательности: что «государство не может и не должно вкладывать деньги в развитие коммерческой отрасли». (Во-первых, это по сути дилетантское заключение... о роли и практике участия государства в структурных и бизнесовых проектах.) Во-вторых, для меня здесь насквозь очевидна подтасовка не имеющих прямой причинно-следственной связи понятий. Такой себе противоположный вариант шор, вытекающий из их зажиточного ракурса. По какой-то своей причине сервисники игнорируют тот факт (базовый принцип), что, с точки зрения продюсирования фильмов (главной цели для отечественной кинематографии), коммерческой эта отрасль ещё долгое время не будет. А это будет длительный эволюционный процесс наращивания всех средств и возможностей для повышения уровня рыночной эффективности кинопроизводства в движении к самоокупаемости, и без непосредственного участия государства этот процесс вообще не состоится. Наконец, в-третьих, столь опрометчивым заявлением они попустительствуют и так уже преступному отношению власти к своим обязанностям выделять паритетные деньги на культуру, включая киноиндустрию. И это подыгрывание я квалифицирую уже как вероломство и предательство интересов создателей отечественных фильмов.

Однако троянский конь зазывной подачи Арнольда Кременчуцкого свою роль чаще всего выполняет. Её тут же начинают захваливать одобрительные голоса «рыночников» (адептов того, что «земля плоская») и просто симпатизирующих ему самонадеянных профанов (...ещё одна прослойка), которые также упорно отмежёвываются от государственного финансирования. И, как обычно бывает в этих непримиримых и бессмысленных спорах киносообщества, вразумительные аргументы перестают работать напрочь. Визави их не слышат. Просто не хотят. А несогласных «затаптывают». Что называется, эйфория рулит...

На самом деле, для сервисников важно, чтобы заказчик был и, желательно, постоянно, а откуда он прибыл — вопрос второстепенный. Понятно, что иностранный клиент предпочтительней: намного денежнее, задачки поинтересней, попрестижней будет и т.д. Обслуживание создания аудиовизуальной продукции (в том числе рекламных спотов) — это действительно результативные с точки зрения прибыльности услуги, которые, несомненно, дают ещё целый ряд прямых и косвенных выгод, но не в главном. Иными словами, это хорошо развитое физическое тело, все органы которого слаженно функционируют, но только оно в коме, живёт, не создавая собственных произведений (они могут ему лишь сниться). Или, да, согласен: вы мастерски растираете краски и натягиваете на раму холст, но это никоим образом не означает, что вы сами можете быть художником, написать полноценную картину. (За этой способностью стоит непростой кропотливый процесс, который надо безостановочно развивать от потенции к мастерству.) То есть здесь нужны будут совсем другие люди, другие компетенции и другая ответственность. Так что прямой ощутимой взаимосвязи между экспортными достижениями «подмастерьев» и реализацией местного режиссёрского потенциала я не вижу.

Поэтому на будущее предлагаю сервисникам вести себя не как мафиози (по принципу: ничего личного — мы заботимся исключительно о своей прибыли), а отстаивать интересы всей кинематографии.

Кстати сказать, если с помощью государства мы сами будем производить ежегодно 20-30 фильмов, то ко всем таким сервисным выгодам, безусловно, добавятся ещё и экспортные поступления от продажи контента на другие территории.

Последнее, о чём надо упомянуть, раз мы уже настолько углубились в тему экономической привлекательности киноиндустрии для государства — это о росте занятости наиболее продвинутой части общества. В Украине страты с высоким уровнем знаний и творческими компетенциями исчисляются миллионами граждан. Эти люди, которые более привычны к экспериментам и новым идеям, нежели общество в целом, не связывают свою самореализацию с экономикой прошлого. Оттого-то сферы медиа, кинематографии, аудиовизуальной индустрии, информационных/игровых технологий, музыки и шоу-бизнеса, арт-рынка и дизайна, новаторских досуговых и социально-культурных практик являются для них самыми притягательными аренами осуществления профессиональных амбиций. Попутно заметим, что в сравнении с сельским хозяйством и промышленностью государственные субсидии на создание рабочих мест здесь намного меньше. Полагаю даже, что не будет неожиданным откровением и заявление о том, что эти люди вообще могут взять на себя лидерство в осуществлении важных для страны изменений и возглавить процессы национальной модернизации.

Сергій Галетій, «Телекритика», 29 травня 2015 року

19 вересня 2019 року. Червоний зал Будинку кіно. Художній фільм "БЛУКАЮЧА ЗЕМЛЯ" (Китай, 2019 рік) НАЦІОНАЛЬНА СПІЛКА КІНЕМАТОГРАФІСТІВ УКРАЇНИ та CHINA FILM CO.,LTD,ЗА ПІДТРИМКИ ПОСОЛЬСТВА КНР В УКРАЇНІ

Будинок кіно НСКУ. Оренда Червоного залу. Червоний зал - 670 місць генеральний менеджер Олена Лебедь 067 329 08 05

ОРЕНДА ОФІСНИХ ПРИМІЩЕНЬ БУДИНКУ КІНО НСКУ ПЕРЕЛІК ОФІСНИХ ПРИМІЩЕНЬ БУДИНКУ КІНО НСКУ