f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Пітчинги: бути чи не бути?

08.04.2016

Міняти пітчинги на держзамовлення чи модернізувати систему конкурсів у формуванні національного кіновиробництва? На це питання «Детектору медіа» відповідають Геннадій Кофман, Валерій Калмиков, Юрій Мінзянов, Дмитро Томашпольський, Олена Єршова, Олексій Шапарєв, Олег Щербина.

Олеся Анастасьєва, «Детектор медіа»

В конце марта в украинском киносообществе разгорелась нешуточная дискуссия. Ее спровоцировали несколько публикаций. Сначала появилось заявление директора-президента телеканала ICTV, члена Экспертной комиссии при Госкино Александра Богуцкого. Потом статья Ларисы Брюховецкой в «Зеркале недели», на которую уже отреагировал постоянный автор «Детектора медиа» Андрей Кокотюха. За этим последовало письмо к Президенту Украины Петру Порошенко от ряда украинских кинематографистов с просьбой сохранить систему питчингов.

Общее в статье г-жи Брюховецкой и в заявлении г-на Богуцкого — это предложение изменить порядок формирования программы производства национальных фильмов в Украине. В частности, предлагается вместо питчингов ввести систему госзаказа, когда государство заказывает кино на определенную тему, отбирает присланные авторами сценарии и выделяет деньги на те, которые посчитает лучшими, при этом само государство выбирает и режиссера, которому предлагает экранизировать данное произведение.

«Детектор медиа» обратился к представителям киноиндустрии с предложением высказаться по данной ситуации:

Поддерживаете ли вы инициативу г-на Богуцкого? И почему? Если вы выступаете за существующую систему питчингов (конкурсов), то просим аргументировать почему, если за отмену данной системы и поддерживаете предложение г-на Богуцкого — тоже просим аргументировать свою точку зрения. Если вы выступаете за систему питчингов, но считаете необходимым ее реформировать, то просим указать, что конкретно необходимо изменить, на ваш взгляд.

Эти вопросы мы разослали 14 представителям киноиндустрии Украины, в частности, продюсерам, режиссерам, представителям частных и государственных продакшнов, компаниям, специализирующимся на производстве документальных, анимационных или художественных фильмов, кинематографистам, которые выиграли последний конкурс Госкино, и тем, кто его проиграл.

Публикуем ответы, которые мы получили на момент выхода статьи. «Детектор медиа» призывает также других кинематографистов высказаться по данному вопросу и готов опубликовать мнения всех сторон.

Геннадий Кофман, продюсер (кинокомпания «МаГиКа-фильм»):

— Думаю, мы имеем дело с элементарной терминологической путаницей. Система государственного заказа существует в украинском кино. Дебюты, документальные фильмы, анимация, фильмы для детей имеют возможность получить стопроцентное финансирование со стороны государства. Государственная поддержка предполагает, что государство финансирует лишь часть бюджета фильма, а остальные средства продюсер должен привлечь самостоятельно. Так снимаются фильмы в копродукции с международными партнерами.

В последние годы открытые конкурсы кинопроектов (питчинги) уже получили доверие со стороны ведущих кинематографистов Украины. Олесь Санин, Сергей Лозница, Сергей Буковский, Ахтем Сеитаблаев, да и многие другие не считают зазорным представить свой проект перед экспертами и общественностью, они блестяще защищали свои проекты на питчингах.

Другое дело, что тематические секции, о которых идет речь, объявляют не более чем за два месяца до окончания приема проектов. Естественно, за это время невозможно подготовить и предоставить проект достойного уровня. Поэтому большинство в киносообществе и воспринимает такие тематические секции как явную «заказуху», халтуру. И, конечно же, ни один уважающий себя кинематографист не желает подставлять свое имя под подобную авантюру. Я очень благодарен коллегам-экспертам, которые не захотели покривить душой и поставить завышенный балл проектам, которые не выдерживают элементарной критики, руководствуясь только важностью, нужностью темы. Уверен, если бы это были талантливые проекты, все эксперты голосовали бы за них двумя руками.

Но если государство, в данном случае в лице Госкино, хочет видеть достойные кинопроекты на ту или иную тему, почему бы не объявлять подобные тематические конкурсы намного раньше? К примеру, за год или даже за два. И тогда у режиссера и продюсера будет время найти друг друга, основательно изучить предмет, создать интересный, конкурентоспособный проект. Я не понимаю, почему продюсерская система и публичные конкурсы кинопроектов противоречат такой возможности.

Другое дело, что отдельной дискуссии заслуживает сам механизм государственного заказа. Вероятно, правильнее, если этот заказ формирует общество, а не государство в лице чиновников.

Возврат к советской модели, когда правильная тематика распределяется среди правильных режиссеров за закрытыми дверями под покровом государственной тайны, ни к чему, кроме стагнации отрасли, не приведет. Если продюсер не заинтересован создавать проект для рынка, а кино снимается только для выполнения государственного заказа, мы будем иметь бесконечный поток бездарной, неконкурентной продукции. Ведь в таком случае ни продюсер, ни режиссер не имеют никакой заинтересованности (кроме моральной ответственности) в дальнейшей судьбе своего фильма. Достаточно просто «освоить» бюджет и закрыть производственную единицу.

Впрочем, и сама продюсерская система кинематографа, которая только формируется в Украине, будет уничтожена на корню. Продюсерами в данном случае предлагается выступить главе Нацсовета по телевидению и министру культуры. Насколько я понимаю, других занятий у этих уважаемых людей уже нет и с остальными задачами в своей сфере они справились блестяще. Но если уж следовать такой логике, правильнее продюсером со стороны бюджетного финансирования написать не министра культуры, а премьер-министра. Впрочем, модель не нова. В Туркменистане, к примеру, все сценарии читает и утверждает непосредственно президент. Он же контролирует и все этапы производства фильма.

Валерий Калмыков, продюсер (компания «Трумен продакшн»):

— Понятие государственного заказа вообще попахивает совковостью. Мы это уже проходили в давние времена и знаем, чем такие заказы заканчиваются. Телевизионные каналы должны самостоятельно искать средства на свои проекты. Система питчингов, которая существует на сегодняшний день в Украине, тоже, конечно, несовершенна. Как показывает практика, их выигрывают только киевские компании. Данная система, на мой взгляд, не является творчески-демократичной, а служит в основном для создания видимости прозрачности коллегиального решения.

Юрий Минзянов, кинопродюсер (компания Star Media):

— Я, конечно же, за питчинги, так как считаю, что это прежде всего прозрачный, демократичный конкурс, где побеждают лучшие из лучших, и пока ничего более точного киносообщество не придумало. Питчинги существуют во всем мире, и мы все видим, что это работает. Я не против, чтобы государство выступало заказчиком, и определенные, важные для государства темы, например, «Круты» или «Подвиг воинов АТО» вполне могли бы быть госзаказами при участии определенных профессиональных режиссеров, которые заявили о себе значительными работами. Госзаказ и питчинги-конкурсы могут соседствовать и даже где-то каким-то образом соревноваться в качестве произведенных фильмов.

Особых недостатков в питчингах я не вижу, но предложения по усовершенствованию такие: проводить питчинги два раза в год — один общий и один конкурс жанрового кино, при подаче проектов на конкурс (общий) Госкино тщательно проверяет каждый проект — в какую из секций направляется тот или иной проект. В этом году было много несуразностей в связи с этим. Анимационный конкурс предлагаю (срочно) разделить на три отдельных конкурса — полнометражной анимации, авторской анимации и коммерческой анимации, при этом ввести в состав экспертного совета 2-3 человека из аниматоров-профессионалов. Вот такие мысли и предложения. Да, еще: в экспертной комиссии должно быть 14-15 человек, не более.

Дмитрий Томашпольский, режиссер, продюсер (кинокомпания «Гагарин Медиа»):

— Мое мнение, как и большинства действующих кинематографистов, — именно благодаря открытым конкурсам (питчингам), развитию продюсерской системы, успешной работе негосударственных студий удалось создать более 70 фильмов. Посмею утверждать, что никогда еще украинское кино не было на таком уровне — творческом и профессиональном. Плохо, что это в основном отмечают за пределами нашей страны, а не в самой Украине. Но верю, что разум и здоровье победят. Причем в самое ближайшее время. Об этом свидетельствует письмо Президенту, подписанное теми, кто сегодня создает украинское кино.

Елена Ершова, продюсер (компания «Татофильм»):

— Если мы поставили целью построить европейскую систему финансирования кино, то единственная система — это система конкурса проектов. Системы «госзаказа» и в Америке не существует, это чисто советская система. Ни в одной цивилизованной стране такой системы нет. Если режиссер Ханеке считает недостойным для себя участвовать в конкурсе, он идет и ищет деньги у бизнесменов, на ТВ, в общем, на рынке. Но режиссер Ханеке как раз не считает для себя зазорным и участвует в конкурсе. Конечно, в комиссии его проект будет иметь преимущество, но за его заслуги… Я не понимаю, почему участие в конкурсе может унизить достоинство? Сергей Лозница и Шарунас Бартас приняли участие, хоть у них достаточно международных наград самого высокого уровня. Я уверена, что «на заказ» честный и успешный фильм снять сложно, химия не та. И гарантии, что такой фильм станет культурным достижением или будет успешным в прокате, все равно нет. К тому же это дорога в коррупционные схемы.

Я верю в то, что после выпущенного пара «чернухи» наши молодые кинематографисты придут к необходимости снимать и коммерческое кино, и кино, важное для Украины. Никто не заказывал «Вальс с Баширом», который получил Золотую пальмовую ветвь, но сделан он был от сердца и никто на него госзаказ не делал.

Уже не говоря про сериалы: это вообще дикость — за свои деньги мы делаем фуфло или снимаем про российский спецназ, а про Украину — давайте нам государственные деньги. ТВ — это коммерческая структура, у которой свои рекламные и инвестиционные возможности, да, государство должно стимулировать создание национального продукта или закупку телеканалами такого продукта. Давайте проанализируем, как украинское ТВ закупает украинское кино? Система должна оставаться конкурентной, иначе это дорога в СССР.

Что касается усовершенствования системы конкурсов — тут, конечно, есть поле для действия: в Израиле, например, комиссия состоит из трех человек плюс глава фонда, у которого важный голос, комиссия меняется через каждые 90 проектов, таким образом система более мобильна и в то же время позволяет подаваться с одним и тем же проектом в комиссии из разных экспертов. В Грузии денег намного меньше, чем у нас, но они требуют только 25 % дополнительного финансирования. И при этом система отчетности намного проще, у нас нормативы очень специфические, они далеки от реального кинопроизводства.

Что касается таких проектов, как, например, «Круты»... Я тоже хотела бы такой проект сделать, но достойного сценария на рынке пока нет. С другой стороны, найти вторую половину финансирования непросто, поскольку тема некоммерческая… Но сделал же Сеитаблаев коммерческий проект про киборгов? Может, и про Круты можно так написать? В любом случае это должен быть конкурс проектов.

Алексей Шапарев, режиссер (компания Good Morning Film):

— Это коррупция. Какой госзаказ? Кто его будет выполнять? Кто будет в тендерном комитете? И еще много вопросов и самый главный: кто и зачем будет формировать этот заказ? Кто будет определять потребность зрителя посмотреть тот или иной фильм?

Олег Щербина, продюсер (председатель правления Fresh Production Croup):

— Если речь идет об одновременном существовании двух систем — мое мнение: можно попробовать. В случае замены открытого конкурса на систему госзаказа — я против. Подобная система была введена в РФ лет пять назад, когда были определены порядка десятка крупных и качественных российских продакшнов (мейджоров), которые получили госфинансирование на три года. Результатом стало уменьшение российских фильмов в топ-десятке российского проката и возобновление системы открытых питчингов одновременно с госзаказом.

В ЕС уже не менее пяти лет думают о возможности трансформации системы питчингов с целью увеличения эффективности использования денег и повышения КПД, но пока более эффективного решения так и не найдено. Скорее всего, система госзаказа в результате окажется еще менее эффективной, чем питчинги. Однако на данном этапе развития киноиндустриии в Украине имеет смысл проверить и ее. Но только как дополнительную опцию.

Вместо послесловия

Как журналист, присутствовавший на всех питчингах Госкино Украины, а также как член Общественного совета при Госкино, о котором в своей статье также упоминала г-жа Брюховецкая, позволю себе также высказаться по данному вопросу.

Проблемы в системе конкурсов, ведь питчинг — это второй тур конкурсного отбора кинопроектов, существовали с самого начала. Но означает ли это, что нам необходимо от них отказаться? Нет. Означает ли это, что все деньги, выделяемые государством на кино, должны быть отданы государственным киностудиям? Нет. Это всего лишь означает, что проблемы необходимо озвучивать и решать.

Не будучи продюсером, я как член Общественного совета смогла внести изменения, и теперь каждый может ознакомиться с бюджетами проектов, как общими, так и с той частью, которую продюсеры запрашивают у Госкино. Думаю, что и при моем скромном участии выработалась четкая система балльности — теперь существует проходной балл для победивших проектов. Раньше было непонятно, почему проект, получивший более высокую оценку от экспертов, уступает получившему более низкую. Считаю, что члены экспертной комиссии должны придерживаться показателя проходного балла, который указан в порядке проведения конкурсного отбора.

Я вошла в состав Общественного совета при Госкино как журналист, сама собрала и подала необходимые документы и все, кто хотел это сделать, смогли воспользоваться такой возможностью. Никакого отбора, питчинга, конкурса и кастинга я для этого не проходила. И могу со всей ответственностью заявить, что никаких решений о том, какому продакшну Госкино должно выделить деньги, на заседаниях Общественного совета не принимается. Все заседания ОС при Госкино проходят открыто, и представители киноиндустрии, как и журналисты, могут прийти и сами в этом убедиться.

Но вернемся в питчингам. Итак, я озвучу проблемы, которые, на мой взгляд, необходимо решить.

1. Замена режиссера на проекте. Эта проблема возникла со времени первых питчингов. Выиграв конкурс Госкино, некоторые продюсеры начали менять режиссеров на проектах, иногда дело доходило до смены трех режиссеров. И было бы логично, чтобы при смене режиссера продюсер подавался на новый конкурс. Пока же все смены, за единичными исключениями, происходят за закрытыми дверьми питчинговой (экспертной) комиссии. Эти заседания закрыты для прессы и общественности, в отличии от питчингов Госкино. Думаю, не надо объяснять, что именно от режиссера зависит львиная доля успеха будущего фильма, что у каждого режиссера свое виденье одного и того же проекта и что даже очень хороший сценарий может испортить плохой режиссер. Я не единожды поднимала этот вопрос и в своих материалах, и на заседаниях Общественного совета, и продолжаю настаивать на изменении процедуры смены режиссеров. Да и, как показала практика уже вышедших фильмов, такие смены ничего хорошего не приносят.

2. «Черные списки». У нас сейчас модно создавать «черные списки» в разных отраслях. Такие списки необходимы и при формировании программы производства национальных фильмов. Люди, получившие государственные деньги, но не выполнившие своих обещаний, не должны иметь права снова получать от государства деньги на кино. Важно обозначить, что имеют значение конкретные имена режиссеров и продюсеров, а не название компаний, потому что завтра эти же люди могут создать новую компанию и снова податься на питчинг. Есть несколько критериев, по которым режиссеры и продюсеры могут быть занесены в данный «черный список»:

а) фильм не вышел в украинский прокат. Есть прецеденты, когда фильмы, снятые полностью или частично за государственные деньги, так и не были показаны зрителям, которые фактически спонсировали производство этих фильмов. Некоторые продюсеры, — если этих людей, конечно, можно так назвать, — получили деньги, произвели фильм и сдали его Госкино. Дальнейшая судьба фильма их совершенно не беспокоит. Они не получают прокатное удостоверение на фильм, не находят прокатчика, не отправляют фильмы на фестивали;

б) если мы говорим о фильме, рассчитанном на широкую зрительскую аудиторию, то следует учесть показатель проката этого фильма, последующие продажи на отечественные телеканалы и / или иностранным дистрибьюторам. Во время нестабильности курса национальной валюты было бы неправильно устанавливать какой-то конкретный размер бокс-офиса, но показатель можно установить из расчета количества проданных билетов (количества зрителей, посмотревших фильм). Его можно рассчитать из среднего показателя посещаемости кинотеатров в Украине (безусловно, при расчете следует учитывать, что на разные жанры ходит разное количество зрителей), с учетом существующих кинозалов и количества копий (в широкий или ограниченный покат вышел фильм);

в) если фильм рассчитан на фестивали, то необходимо также установить критерии успешности фильма. Это могут быть не только призы на фестивалях, но и отзывы о фильме кинокритиков в авторитетных украинских и международных изданиях.

Кстати, многие из озвученных критериев упоминаются в маркетинговой стратегии, которую продюсеры подают на конкурс Госкино в пакете необходимых документов. То есть Госкино и эксперты легко могут отследить, насколько заявленные продюсерами ожидания оправдались на практике.

3. Независимый аудит бюджетов. На последнем питчинге Госкино некоторые эксперты указывали продюсерам на завышенные бюджеты их проектов. Необходимо усовершенствовать механизм «стоимость минуты экранного времени».

4. Право на ошибку. Еще первый глава экспертной комиссии, которая оценивала питчинги, Роман Балаян, говорил о том, что необходимо дать право на ошибку за государственный счет. Он имел в виду дебютантов. Но я считаю, что такое право должны получить все продакшны. Право на одну ошибку. Если фильм окажется действительно ошибкой, его авторы будут занесены в уже вышеупомянутые «черные списки». Введение данной нормы позволит в будущем забыть об обвинениях, часто звучащих сейчас: мол, питчинги выигрывают одни и те же компании. Питчинги будут выигрывать только те продакшны, которые своими работами доказали, что могут произвести конкурентный продукт. Попасть же в «черные списки» могут любые компании, как частные, так и государственные.

5. Формирование экспертной комиссии и ее ответственность за принятые решения. На последнем, 8-м питчинге в состав экспертной комиссии не вошел ни один аниматор или художник-мультипликатор. Этот факт вызвал волну протеста и даже обвинений в необъективности результатов конкурса в секции анимации. Я открыто обратилась к главе Госкино Филиппу Ильенко на заседании общественного совета с заявлением, что отсутствие в комиссии таких профильных специалистов было ошибкой. Глава Госкино со мной не согласился и обосновал решение тем, что не нашлось аниматоров, которые не являются конкурсантами и могут войти в состав комиссии, чтобы не создать конфликта интересов. Я не согласна с главой Госкино и продолжаю настаивать на том, чтобы в составы экспертной комиссии входили специалисты из разных направлений киноиндустрии, в том числе и мультипликаторы.

Касаемо ответственности за решение, думаю, было бы очень логичным обязать авторов, получающих государственные деньги на производство кино, указывать в титрах фильма фамилии экспертов, поддержавших их проект. Эксперты также должны нести ответственность за принятые ими решения.

Решение этих проблем не избавит от недовольных, ведь в любом конкурсе есть победители и проигравшие, но это сведет к минимуму количество озвучиваемых претензий.

Ну и в завершение добавлю: конечно, украинскому кино не обойтись без наград на международных фестивалях и успехов в украинском прокате. Только такие факты реальных побед нашего кино в борьбе за сердца украинского зрителя и зарубежных киноэкспертов смогут подтвердить, что мы идем в правильном направлении.

Олеся Анастасьєва, «Детектор медіа», 6 квітня 2016 року

28 травня, вівторок, Червоний зал ФІЛЬМИ-ПРИЗЕРИ МІЖНАРОДНИХ КІНОФЕСТИВАЛІВ

27 травня, понеділок, Синій зал НАШ ІЛЮЗІОН Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно»

26 травня, неділя, Червоний за ФІЛЬМИ-ПРИЗЕРИ МІЖНАРОДНИХ КІНОФЕСТИВАЛІВ