f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

«Діти Донбасу»: небезпечні міни, небезпечні мухомори, небезпечне дитинство

25.02.2017

В Україні зростає покоління «дітей війни», але поки ані держава, ані суспільство його практично не помічають. Про життя таких дітей у «Cірій зоні» волонтери зняли документальний фільм.

Гала Скляревська, «Детектор медіа»

Сегодня в Украинском кризисном медиа-центре был показан короткометражный документальный фильм «Дети Донбасса». Фильм при поддержке правительства Канады сделан двумя людьми – режиссером и оператором Тарасом Томенко и монтажером Викторией Бабяк. Его главные герои – дети, которым волонтеры рассказывают в игровой форме, как не пострадать от взрыва любых опасных предметов. Три года спустя после начала войны таких предметов полным-полно – в земле возле домов, в полях, в лесу, везде, где шли или продолжают идти боевые действия. И во многом от взрослых, которые сами часто не подготовлены к таким ситуациям, зависит здоровье и жизнь детей.

Еще одна героиня фильма – Елена Розвадовская, в прошлом журналист, а теперь – волонтер, участвовавшая в программе Швейцарского фонда по противоминной деятельности. Фонд обучает группы волонтеров работе с детьми, которым приходится объяснять совершенно недетские вещи: почему нельзя трогать любые незнакомые предметы, как себя вести, если предмет уже найден, к кому обращаться за помощью, и так далее. На самом деле, работа фонда куда шире, включая собственно разминирование, но фильм был не об этом – он в первую очередь о детях, живущих в том месте, которое называет теперь «Серая зона», а живут они там как сталкеры: обустраивают свою мирную детскую жизнь в условиях совсем немирных. И всегда есть риск, что любопытство приведет их туда, где они могут потерять руку или ногу, зрение, а иногда и жизнь.

Фильм, даже не фильм, а двадцатиминутная зарисовка, – безусловно, важный. Без нагнетания, без жутких подробностей, – но от обыденности того, что происходит на экране, даже без драм становится нехорошо. К тому же в нем есть герой – мальчик Леша, который нашел взрыватель от гранаты, и лишился трех пальцев на правой руке. Он обычный ребенок, и не слишком пока переживает из-за увечья, потому что вокруг него друзья, привычная сельская жизнь, и никто не обращает внимания на его искалеченную руку. Он мечтает стать шахтером и о мире. Другие пацаны из его села – стать слесарями, или весь день колоть дрова. Такое у них представление об идеальном и счастливом дне – весь день колоть дрова. Дети совсем маленькие, садиковские – играют с волонтерами с удовольствием и без страха. В подростках же чувствуется настороженность и одновременно желание показать все свои умения, побравировать перед незнакомыми людьми своей опытностью, своими взрослыми знаниями. Например, привести к месту, которое никак не обозначено, где лежит неразорвавшийся снаряд, – это уже часть их мира, часть их игры, и видно, что рассказывают они это только приезжей съемочной группе. С родителями они это все вряд ли будут обсуждать. Все привыкли к ситуации, когда вместе с «опасными мухоморами» в лесах встречаются «опасные растяжки», как говорят сами дети – и на это уже мало обращают внимание.

О потере чувствительности общества к темам смертей, детских смертей в том числе, говорил после показа и режиссер проекта Тарас Томенко. Он вообще снимает цикл документальных фильмов о жизни детей на Донбассе, и эта короткометражка – только первая часть проекта. Да и тема была выбрана практически случайно: он услышал рассказы Розвадовской о том, что есть целая программа тренингов для детей в садиках и школах по противоминной безопасности, и решил посмотреть, как это происходит. Томенко в итоге сам принял участие в постановке для детского сада – играл там любопытную мышку, которая то ли просто нашла мину, то ли неосторожно себя с ней повела.

После показа выяснилось, что помимо нашего общего если не равнодушия, то по крайней мере малого внимания к теме безопасности детей, живущих в зоне конфликта, государство наше заботится о них как-то совсем почти невидимо. Например, ни один из представителей МЧС по Донецкой и Луганской областям, которые подключались к обсуждению фильма по скайпу, не смогли назвать ни одной конкретной цифры – ни количества погибших детей, ни пострадавших в результате обращения с взрывоопасными предметами в этих областях. Как сообщила Елена Розвадовская, только сейчас, фактически на третьем году войны, МОЗ разработал специальное распоряжение, которое обязывает медиков, работающих в зоне АТО, отдельной графой указывать причины ранения детей, поступающих к ним на лечение. То есть три предыдущих года такую статистику не вели. Да и сейчас этот протокол еще не вступил в действие. Розвадовская и своего подопечного Лешу, героя фильма, нашла случайно – просто в процессах поездок с волонтерскими программами в «Cерой зоне». 

Более того, как сообщила помощник депутата Людмила Волынец, в прошлом – руководитель офиса Уполномоченного по правам ребенка, украинское государство вообще крайне мало и неохотно сообщает статистику детской смертности в зоне конфликта. Как она утверждает, на ее официальный запрос в сентябре 2016 года администрации Луганской и Донецкой областей сообщили, что за все время с начала конфликта по их данным погибло 4 и 12 детей в каждой из областей. Что не соответствует статистике, например, озвученной Ириной Геращенко в январе этого года – за все время конфликта, как она сообщила в фейсбуке, по обе стороны линии разграничения погибло 68 детей. И это, по мнению Геращенко, далеко не полные цифры, поскольку Украина не обладает доступом к информации о том, что происходит на оккупированной территории.

Каждая из этих цифр, – 4, 12, 16, 68 – ужасна. Но не менее ужасно скрывать реальное количество жертв. Причины этих смертей или ранений тоже важно знать, хотя бы потому, что часть из них можно было предотвратить, объяснив детям элементарные правила безопасности. Причем правила эти должны быть рассказаны детям, живущим не только в зоне боевых действий: в ходе дискуссии после фильма стало ясно, что подобная практика, как это не печально, нужна и в других областях «мирной» Украины. Как минимум потому, что есть семьи переселенцев, которые возвращаются домой, туда, где опасно. И еще потому, что для войны нет границ, и за пределы «зоны АТО» вывозится большое количество взрывоопасных предметов, расползающихся по всей стране. Так что детям в невоюющих областях тоже нужно объяснить, как выглядит то, что может взорваться в руках.

К сожалению, пока авторы фильма не знают, смогут ли они показать его на украинских телеканалах. Но они планируют выложить его в общий доступ в интернете. Посмотрите его.

Гала Скляревська, «Детектор медіа», 23 лютого 2017 року

26 листопада, неділя, Червоний зал Повнометражний анімаційний фільм «ЖИТТЯ КАБАЧКА»

23-26 листопада, четвер-неділя XXIV Міжнародний фестиваль анімаційних фільмів «КРОК-2017: у рідній гавані»

7-9 листопада, четвер-субота, Червоний зал «Сучасна анімація - досягнення, проблеми, перспективи»