f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Федір Александрович: «Бюджети українських фільмів – як у Голлівуді»

02.05.2015

1 травня 2015 року в рамках Другого міжнародного фестивалю кіно та урбаністики «86» у Славутичі відбулася українська прем'єра документальної стрічки «Російський дятел» за участі режисера Чада Грасії та продюсерки Марини Орєхової.

Протагоніст фільму – київський художник, сценограф Федір Александрович, що проводить альтернативне дослідження причин Чорнобильскої катастрофи. Він вбачає в аварії спеціально влаштовану акцію із замітання слідів, вчинену радянськими посадовцями, які прагнули уникнути відповідальності за невдалу секретну розробку радіолокаційної станції «Дуга».

31 січня 2015 року «Російський дятел»,  що є спільним виробництвом США, Великобританії та України, отримав Гран-прі Журі («Grand Jury Prize») у номінації «Світове документальне кіно» на фестивалі Санденс.

Подаємо інтерв'ю, яке напередодні української прем'єри фільму Федір Александрович дав Ользі Артеменко, ART UKRAINE.

*

Федор, с чего началось работа над фильмом «Русский дятел»? И почему вы решили снимать о Чернобыле?

Пару лет назад возникла идея сделать документальный фильм о Дуге, в котором бы поэтическая сторона превалировала над элементами публицистики.

Режиссер Чад Грасиа заинтересовался нашей идеей, увидев клип о Дуге, отснятый нами с Артемом Рыжиковым несколько лет назад. В основу «Русского дятла» легло мое расследование, в ходе которого вскрылись факты о том, с какой целью был построен Чернобыль и что его связывает с Дугой.

Чад Грасиа – режиссер и продюсер. Он рассказал гениальную историю, хотя это его первая работа в кино. Я же никогда раньше не занимался  актерством и не проводил расследований. «Русский дятел» стал нашим совместным приключением.

Кто участвовал в съемках фильма?

В его создании принимала участие большая команда профессионалов, среди которых – продюсеры Рам Девинени и Майк Лернер, снявший фильм о «Pussy Riot», оператор Артем Рыжиков, режиссер и сценарист Ален Берлинер, а также архивисты, историки и много других людей с не менее важными задачами. В нашей команде не было иерархии: каждый занимался своим делом, помогая при этом друг другу.

Как съемочной группе удалось попасть на Дугу и что вы узнали о ней в ходе расследования?

Надо было брать специальные разрешения и платить взятки, так как на территорию Дуги можно проникнуть только нелегально.

По распространенной в интернете версии, радиолокационная станция Дуга строилась рядом с ЧАЭС, потому что потребляла много энергии. Но это не так, ведь она была принимающей. Никто не вспоминает, что работала Дуга ужасно, а комиссия, на которой должны были вынести такой вердикт, не состоялась как раз из-за катастрофы. Средства на ее строительство выделил один человек под свою ответственность, получив за это Ленинскую премию и пост министра связи. Потом он отвечал за телевидение и продвигал заказные расследования про взрыв на электростанции.

Какие источники Вы использовали в своем расследовании?

Сейчас достаточно информации, так что мне не пришлось пробираться с фонариком по подвалам госархива. Я проверял данные, которые находятся в открытом доступе, общался с людьми, работавшими на ЧАЭС. В итоге мы собрали очень много материала и доказательств, но в сам фильм вошло лишь немногое.

Сначала я тоже должен был режиссировать «Русский дятел», от чего позже пришлось отказаться: вскрытая информация, которая до сих пор тщательно умалчивается, могла угрожать мне опасностью. Ведь люди, взрывавшие Чернобыльскую станцию, остались у руководства нашей страны.

Ожидали ли Вы успеха, отправляясь на фестиваль такого масштаба, как «Sundance»?

Я не думал, что эта тема так связана с современностью и чернобыльские угли еще не погасли. «Русский дятел» отличен от привычных документальных фильмов, в которых действо разворачивается неспешно. Это своеобразный триллер в новой форме. Конечно, некрасиво хвалить то, к чему ты причастен, но мне кажется, этот фильм повлияет на то, как будут снимать документальное кино в будущем.

Мировая пресса назвала «Русский дятел» выдающимся произведением и сравнила его с «Гражданином Кейном» Орсона Уэллса, который в свое время совершил некий переворот в документалистике, но абсолютно разорил своего творца.

Чад Грасиа поверил в этот фильм и вложил в него личные деньги, отложенные на старость. Пока нам удалось отбить только ту сумму, которая была потрачена на фильм. Успех имеет разные измерения – Фаина Раневская, даже во времена своей наибольшей славы, носила штопаные платья.

Не обращались ли за поддержкой к государственным учреждениям?

Нет, конечно. В Украине, если государство вкладывает средства в фильм, то он уже не принадлежит его создателям, а полностью переходит в государственную собственность. Наши законы и запутанные схемы Госкино порождают коррупцию, государство не занимается продвижением и продажей фильмов, а просто отбирает на них права.

Бюджеты украинских фильмов – как в Голливуде, а зарплаты у людей мизерные. Я считаю, что в нашей стране надо вообще запретить финансировать культуру, потому, что получается не культура, а проституция какая-то.

В одном из постов на Facebook вы выразили свое разочарование в украинской журналистике. Что стало причиной этого высказывания?

Я сделал вывод о слабом уровне нашей журналистики, потому, что в то время, когда большинство ведущих мировых изданий написали о нашем фильме, отечественные медиа как воды в рот набрали. У нас заговорили про «Русский дятел» только после его победы. Но то, что украинский фильм попал на «Sundance» – это уже новость, которую наши СМИ не посчитали весомой. Нас даже обвиняли во вранье, не веря, что мы участвуем в «Sundance».

Почему «Русский дятел» не видели в Украине раньше?

Мы все очень хотим, чтобы его увидели украинцы. Но на Docudays, например, фильм не приняли, в связи с чем к организаторам возникает вопрос.

Я думаю, после показа на фестивале «86» в Славутиче его больше не будут нигде демонстрировать, так как у нас любят спускать все на тормозах.

Сейчас решается, быть ли новой Украине, и «Русский дятел» является для меня определенным индикатором: если осенью он выйдет в украинский прокат – я пойму, что что-то меняется. Но если окажется, что его выгодней скрыть – победа старой системы будет очевидной.

Где еще покажут «Русский дятел»?

Насколько мне известно, премьера состоится в Америке, потому что он выдвигается на Оскар от США. Весь этот год он будет ездить по фестивалям, скоро отправиться в Висконсин, а затем в Нью-Йорк.

Ольга Артеменко, ART UKRAINE, 27 квітня 2015 року

22 травня, середа, Малий зал Рада ветеранів НСКУ «Шлях до творчих вершин» Вітання ювілярів

21 травня, вівторок, Синій зал ВЕЧІР ПАМ’ЯТІ «ОЛЕКСАНДР АСКОЛЬДОВ. НЕВІДОМЕ…»

20 травня, понеділок, Синій зал НАШ ІЛЮЗІОН