f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Сергій Буковський: «Добрих історія проковтує досить швидко»

16.04.2014

16 апреля, в московском Центре документального кино состоится очередной показ из цикла «Воспоминания», организованного Гёте-институтом в Москве. Покажут фильм Сергея Буковского «Украина. Точка отсчета».

Снятая в 2011 году для украинского телевидения, «Точка отсчета» внезапно и неожиданно реактуализировалась в связи даже не столько с недавними киевскими событиями, сколько с российской официальной реакцией на них. Фильм Буковского — воспоминания о возникновении украинской государственности в 1989—1991-м. Среди свидетелей — Леонид Кравчук, Збигнев Бжезинский, Геннадий Бурбулис и полдюжины других не столь известных людей, имена которых, наверное, ничего не скажут сегодняшнему зрителю: диссиденты-русскоязычные в вышиванках, киевская интеллигенция и тогдашние шахтерские лидеры из Донбасса. Много хроники. Много инсайда и вроде бы вполне доступной, но как будто бы и забытой информации: Горбачев ловко разыгрывает карту путча (возможность которого была очевидна многим еще в начале 91-го), Джордж Буш прилетает в Киев уговаривать украинцев не выходить из СССР (популярный сейчас миф о «заокеанской закулисе» развенчивает и сам Кравчук, со смехом рассказывающий о том, что СССР развалили сами же советские чиновники в ондатровых шапках, которым надоело ездить на поклон в Москву, и Бжезинский, свидетельствующий о том, что распад ядерного оппонента был для США самым страшным сценарием — да, помогали тем, поддерживали этих, рассчитывая всего лишь на снижение накала холодной войны). Все те же разговоры о невозможности империи — тогда еще советской — без Украины. Клеймо «бандеровцев». Пламенные речи о важности украинского языка, которые произносят с трибуны экс-комсомольцы. Много похожего — или это все то же самое?

 

— Почти все герои вашего фильма, очевидцы событий 1989—1991 гг., сидят в кинозале, комментируя кадры хроники, которые они как бы видят на киноэкране. С чем связан такой неожиданный выбор места разговора? Это такой способ подчеркнуть историческую дистанцию, отделяющую говорящего (и зрителя) от тех событий?

— Все проще — сроки производства фильма были очень сжатыми, и мы решили привозить героев в студию. Так было удобнее и для нас, и для них. Для каждого из участников была подготовлена и смонтирована своя кинохроника. Это именно кинохроника. Тогда еще студии работали на полную мощность, и летопись снималась на кинопленку. Исключение составляют американцы — их снимала отдельная группа, которой руководил продюсер Марк Эдвардс; кстати, вместе с Марком мы сделали несколько фильмов — «Назови свое имя» о Холокосте на Украине и «Живые» о Голодоморе. Так что выбор места съемки тех, у кого мы брали интервью, был продиктован плотным графиком производства. К тому же мы хотели уйти от прямых «говорящих голов». Кинозал, проектор, советские киножурналы — все это давало возможность героям реагировать на происходящее на экране. Прием не подкупает новизной, конечно, но все же чуть-чуть меняет атмосферу.

— Как вы оцениваете сегодняшние драматические процессы на Украине и в России? Это эхо, продолжение все тех же событий, о которых рассказывает ваш фильм?

— Я не историк, а тем более не политический аналитик. Поэтому не обессудьте, но мне кажется, что именно сегодня происходит настоящая битва за независимость Украины. И если Украина выстоит (а она выстоит), мы будем жить в другой стране. По большому счету, в 1991 году независимость — да простят меня те, кто сидел в лагерях и тюрьмах за инакомыслие, — была подарена историческим моментом. Так случилось. Это была уникальная ситуация, и ей правильно воспользовались. Как это происходило, достаточно подробно рассказано в фильме.

Сегодня говорят и пишут, что Путин (а он главный режиссер происходящего) иррационален, вошел в крутой исторический вираж, из которого уже не выйти. Мне кажется, все это ерунда. Путин здоров вполне. Он хочет остаться в российской истории как царь, восстановивший империю в прежних границах. И дело не только в предстоящих в конце мая выборах украинского президента, которые Путину всенепременно необходимо сорвать. Нет. Стратегия долгосрочная, разрабатывалась она давно, и он будет ей следовать.

Кадр из фильма «Украина. Точка отсчета»

— И в начале 90-х, и сейчас в политических спорах на украинскую тему одинаково активно используют ярлык «бандеровцев»...

— С «бандеровцами» все очень просто. Это старая, нафталиновая драматургия. Меняются только персоналии. Кто на повестке дня сегодня у нас враг? Евреи? Уже были. Не подходят. Американцы? Тоже не очень работает. Далеко. А давайте-ка опять Степаном Бандерой пуганем. Увы, как ни прискорбно, это до сих пор работает. Советский режим отучил миллионы людей не только критически мыслить, а думать вообще. Однако приучил безоговорочно верить любому печатному слову. Раз напечатано — значит, правда! Это самое страшное, что сделал социализм. Брутальное зомбирование современной российской пропаганды легло на хорошо унавоженную почву. Но лично для меня странно другое. В списках деятелей культуры, которые поддержали Путина, оказались и мои знакомые. Ну, как там оказался режиссер-документалист с украинской фамилией Сергей Мирошниченко, мне понятно, а вот что там забыл Алексей Учитель — загадка. Ему-то это зачем?

— Российская интеллигенция сейчас лишилась значительной части своих иллюзий 90-х. А украинское общество? Как, например, сегодня относятся к фигуре Кравчука? 

— Украинское общество очень разное. Наверное, и к первому президенту Украины отношение разное. Но в целом я бы рискнул сказать, что отношение к нему сдержанно-уважительное. Он очень осторожный политик. Достаточно ловкий и гибкий. Не случайно о нем говорят: «Кравчук не пользуется зонтиком». А знаете почему? Потому что между капель ходит! Кстати, Кравчук во время очередного всплеска шахтерских волнений на Донбассе, еще в начале 90-х, покинул президентство за год до окончания своей каденции. Он приехал к митингующим и спросил: «Вы хотите, чтобы я ушел?» Шахтеры закричали: «ДА!!! Ганьба!» И он ушел. Между прочим, и к голодающим студентам на Майдане («Революция на граните») Кравчук тоже пришел персонально.

Кадр из фильма «Украина. Точка отсчета»

— Кстати, о шахтерах — как получилось, что сегодня Донбасс стал пророссийским (и стал ли на самом деле) и реакционным? Это следствие люмпенизации населения или все несколько сложнее?

— Донбасс, как и весь Восток, не пророссийский. Я бы так не сказал... Он просоветский. Порабощенный и, согласен с вами, чудовищно люмпенизированный. Там еще даже перестройки не было. Пока в центре, в Киеве, годами выясняли, в каком костюме воевать будем — в однобортном или лучше в вышиванках, парни из «Регионов» грабили страну. И теперь все — от сигаретной лавки до сталелитейного комбината — у них в руках. Вот и получилось: война на пороге, фактически она уже началась, а мы не готовы. Вот почему — у меня нет другого объяснения, — когда пришло время, выбрали президентом этого. Завгара Януковича. А попробуй не выбери! Завтра будешь у проходной шахты собирать окурки. Страшно? Очень.

Собственно, Майдан и восстал против этого. Против откатов, окурков, грабежа и растоптанного достоинства. Знаете, какой откат брали татаро-монголы? 10 процентов. И народ плакал. А эти? 50! Да хорошо бы просто 50. Не отдаешь — под асфальт.

— Из фильма видно, что в 90-х проблема языка была крайне важной для сторонников украинской независимости. А что сейчас?

— Скажу честно, как этнический русский, рожденный в Башкирии, и как народный артист Украины и лауреат Госпремии имени Тараса Шевченко (это я добавляю не для бахвальства, а чтобы усилить сказанное) — за все мои 53 года мне никто никогда в упрек не ставил, что мой родной язык — русский и разговариваю я на русском. Этой проблемы не существует! Проблема русского языка на Украине — это те же «бандеровцы» и ничего другого. Инструмент. Повод. Наших бьют! А ну отправим туда зеленых человечков!

Разумеется, Путину до лампочки и великий и могучий, и шахтеры, и металлурги, и крымские бабушки, сдающие свои курятники на заплеванном пляже. Что, завтра Крым станет Ниццей? А Макеевка — Барселоной? Да никогда. Не при нашей жизни.

— Не кажется ли вам, что постсоветская Россия повторяет путь постсоветской Украины, но на Украине все процессы — и наступление реакции, и оттепель — начинаются раньше, как бы проходят генеральную репетицию?

— Боюсь, что это не совсем так. Пример Украины заразителен, конечно, но вряд ли возможно так быстро повторить его в России. Россия огромна. Процитирую Семена Глузмана из нашего фильма: «В Украине — другой ген сопротивляемости…» Как-то так он сказал, дословно сейчас не помню. Этот «ген сопротивляемости» отличается от российского. Глузман, кстати говоря, сидел в лагерях вместе с «бандеровцами». Там не было белорусов, казахов, армян, там были в основном украинцы и прибалты. Не было других. Россия, позволю себе этот трюизм, без царя-батюшки — ну никак. Доброго или жестокого, не столь уже важно. Добрых, как правило, история проглатывает достаточно быстро.

19 вересня 2019 року. Червоний зал Будинку кіно. Художній фільм "БЛУКАЮЧА ЗЕМЛЯ" (Китай, 2019 рік) НАЦІОНАЛЬНА СПІЛКА КІНЕМАТОГРАФІСТІВ УКРАЇНИ та CHINA FILM CO.,LTD,ЗА ПІДТРИМКИ ПОСОЛЬСТВА КНР В УКРАЇНІ

Будинок кіно НСКУ. Оренда Червоного залу. Червоний зал - 670 місць генеральний менеджер Олена Лебедь 067 329 08 05

ОРЕНДА ОФІСНИХ ПРИМІЩЕНЬ БУДИНКУ КІНО НСКУ ПЕРЕЛІК ОФІСНИХ ПРИМІЩЕНЬ БУДИНКУ КІНО НСКУ