f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

«Кінобізнесу» в Україні бути

24.09.2015

Подаємо репортаж видання «Медіаняня» з тематичної конференції «Кінобізнес», що відбулася в рамках Kiev Media Week.

«Медіаняня», 10 вересня 2015 року

Кино для нас является важнейшим из искусств, сказал один известный синефил. Но ничего не прояснил по поводу того, кто должен платить за его производство. И вот с этим сегодня в Украине настоящая ж..., бороться с которой в одиночку – полная ж... Потому отечественные киноделы, забыв все распри и обиды, еще летом объединились в рядах инициативы #КіноКраїна. А ныне слетелись на KIEV MEDIA WEEK, где вчера состоялась тематическая конференция «Кинобизнес».

Вначале слово взял Артем Вакалюк. Прежде чем принять обязанности модератора ближайших нескольких панелей, запланированных в рамках «Кинобизнеса», он погрузил пришедших в мир неумолимой статистики.

– Сегодня украинский кинобизнес стоит на пороге больших перемен, и, разрушая интригу названия своего доклада «Украинский кинематограф: виден ли свет в конце тоннеля?», могу точно сказать – виден. Если говорить о цифрах, то сейчас мы располагаем данными за первое полугодие 2015 года. И в гривне показатели довольно неплохие, чего не скажешь о долларе.

Если пересказывать спич Вакалюка без лирики, то получается, что и без того мизерное число кинозалов в стране уменьшилось за счет аннексии Крыма. Зато люди в кино стали ходить активнее, наращивая количество проданных билетов и гривневую прибыль от них (о долларе – молчи, грусть, молчи). Кинорелизы чувствуют себя при этом довольно стабильно, несмотря на то, что российские фильмы в прокате всплывают все реже. За последний год в десятке самых кассовых картин появилась даже одна украинская – «8 новых свиданий», но и она не смогла себя окупить, собрав чуть больше миллиона долларов при бюджете в $2 млн.

Прогноз на будущее при этом весьма сносный: на следующий год планируется пара-тройка громких премьер, которые хоть и не окупят себя в прокате, но проложат путь последователям. А вот что до господдержки, то здесь дела обстоят совсем худо, и меры принимать нужно буквально сейчас.

– Совершенно непонятно, что будет в 2017 году и дальше, как сложится ситуация. Реформы на государственном уровне необходимо проводить уже сегодня, чтобы отрасль хоть как-то шевелилась. Хорошо бы взять на вооружение опыт Европы и США, но пока реальных альтернатив прямой финансовой поддержке государства, к сожалению, нет. Единственный жизнеспособный вариант для кинобизнеса – инициатива #КіноКраїна, – резюмировал Артем.

Тема непростых и запутанных отношений государства с производителями кино в этот раз проходила красной нитью сквозь всю конференцию. Сразу после Вакалюка к микрофону вышел директор департамента корпоративных финансов компании Deloitte & Touche USC Алексей Аристов, который развил тему еще глубже, обратив взор гостей на запад.

– Идея поддержки локального производства возникла в Европе около 20 лет назад на фоне доминирования кинопродуктов США, и эффект от этого постепенно достигается. Сейчас, например, в странах ЕС остается в районе 65% американского контента, хотя еще в прошлом десятилетии этот показатель был существенно выше. Инициативы эти принимают различные виды в зависимости от страны: это могут быть дотации, сильный промоушен локаций для съемок, снижение налогов и различные льготы.

Согласно докладу Алексея, выигрывают от этого процесса решительно все: кинопроизводители получают максимально комфортные условия работы, а государство – развитие отрасли, в которой доминирует интеллектуальный труд, появляются дополнительные рабочие места, приток инвестиций и, конечно же, толпы фанатов-туристов по местам боевой славы любимых картин. Ну а самым сильным трендом последнего времени в регионе стала та самая копродукция.

Следующим к микрофону вышел литовский продюсер Донатас Шимукаускас, в свое время спродюсировавший чуть ли не самый громкий литовский фильм последнего десятилетия – «Занесло». Картина получилась и благодаря тому, что в ее создании активно участвовали британцы, о чем Донатас и приехал рассказать участникам «Кинобизнеса».

– Все началось с того, что автор идеи и режиссер фильма Эмилис Веливис съездил в Россию и захотел выпустить фильм на тамошний рынок. Однако буквально сразу же мы столкнулись с бардаком и системой взяток. Чтобы как-то этого избежать, решено было зайти в Россию через другую страну, и мы начали подбирать варианты. Нам хотелось, чтобы язык фильма был английским, соответственно, выбор пал на Британию. Кроме того, мы понимали: если хотим, чтобы лента была успешной, нужна еще как минимум одна звезда. Также нужна была помощь с дистибуцией, съемками в Лондоне и некоторыми юридическими нюансами. Не могу сказать, что опыт копродакшена был таким уж удачным: как-то так вышло, что мы платили им деньги, а они на нас работали. Правда, на прибыль от фильма они тоже не особо рассчитывали, так что конфликтов не было.

Как бы там ни было, картина действительно получилась очень знаковой для небольшого литовского рынка (жителей во всей стране там меньше, чем в одном только Киеве – 3 млн. человек), и даже в прокат выходила аж два раза – обычная версия и международная. Всего «Занесло» продали в 30 стран, в том числе и в Украину, а вот Россия непиратской копии так и не увидела.

Пока я размышляла над иронией судьбы, Донатас, не выбиваясь из общей концепции конференции, рассказал о том, как работает господдержка кинематографа в Литве.

– Государство выделило нам средства на съемку, причем две трети из них – так называемые soft money, которые не нужно возвращать. Так у нас построена система: есть структура, которая занимается инвестициями в местное кинопроизводство, всячески поддерживая отрасль. Кстати, именно то, что треть все-таки нужно вернуть, заставляет делать хорошее кино, чтобы оно окупилось в прокате. Это тоже мотивация.

От рассказов веселого литовского продюсера аудитория заметно расслабилась, но не тут-то было. Тихой сапой присутствующих подвели к гвоздю программы «Кинобизнеса» – финансово-юридической мастерской.

Еще до начала мероприятие обросло легендами – шутка ли, впервые на KIEV MEDIA WEEK заглянут не только производители, болеющие за отрасль по определению, но и государство, до этого года относившееся к ней довольно прохладно.

Обсудить вопросы поддержки кинематографа из бюджета за одним столом собрались Филипп Ильенко, Сергей Созановский, Евгения Дербал и не успевший далеко отбежать Донатас.

Первым слово взял глава Госкино:

– Мы оказались в сложной ситуации и все время пытаемся найти из нее выход, в частности, с помощью инициативы #КіноКраїна. Уже готов законопроект, предусматривающий ряд положений для стимуляции отрасли и усовершенствования системы поддержки, например, возврат денег иностранным компаниям, снимающим в Украине. Это революционные шаги, но они привлекут инвестиции. Что же касается финансирования национального продукта, то здесь мы намерены проводить дифференциацию, в зависимости от которой оно будет производиться: массовое кино, ориентированное на широкий прокат, сериалы, а также проекты, несущие в себе ту или иную ценность для государства.

Пока Ильенко толкал речь, в зал ворвался слегка припозднившийся Владимир Зеленский.

– О, а мы о вас уже упоминали, – обрадовался Вакалюк.

– Надеюсь, хорошо? – парировал Владимир.

Пока спикеры приветствовали Владимира, я внутренне напряглась: судя по боевому задору Зеленского, ему определенно было, что сказать. И чутье меня, как обычно, не подвело.

– Обсуждения ведутся уже давно, но я не уверен, что государство слышит, – с места в карьер начал Владимир. Представляете, как обидно Ильенко такое услышать?

– Государственную поддержку вообще нужно отменить, – продолжил Владимир. – Ну какой смысл кинопроизводителям получать помощь в три копейки? Надо действовать глобальнее и системнее. Можно, например, внедрить налоговую амнистию лет на пять. Еще есть кинотеатры, которые могли бы брать с украинских фильмов не 50% прибыли, а 25.

– Они не будут! – безжалостно прервала полет мысли Виктория Добровольская, программный директор сети кинотеатров «Оскар».

– Почему это не будут? – удивился «кварталец».

Многие в зале тоже не поняли категоричности Виктории. Она попыталась-было объяснить, что дело в прибыли, которую никто не хочет терять, а потому вместо отечественных фильмов будут ставиться в прокат зарубежные. Но Зеленский уже закусил удила.

– Ну, раз есть другие фильмы, тогда и вопросов нет! А представьте, что все бы между собой договорились, кинотеатры снизили бы ставки, производители начали снимать украинское, актеров бы театральных звали к себе. Те бы начали нормально зарабатывать, – погружался Владимир все дальше в свой wonderland.

Апогеем его мечтаний стала идея кинобанка: обычные граждане, которые сейчас хранят деньги в обычных банках, вместо этого относят их киношникам, становясь таким образом инвесторами и миноритарными правообладателями, получающими прибыль от проката, продаж и прочего до конца своих дней. Основную же сумму (вместе с прибылью, если фильм повезет успешно прокатать) вкладчики получают примерно через год. Ну а государство в это время тихонько стоит в сторонке и лишь мониторит, кому из кинотворцов давать лицензию на такую деятельность, а кому – нет. Не жизнь – а киносказка!

Когда Вакалюк, все еще исполнявший обязанности модератора панели, понял, что Владимир может так рассуждать часами, то безжалостно прервал его, чтобы дать слово притомившемуся хорвату Хрвое Хрибара, участвовавшему в дискуссии по скайпу:

– Господдержка – это не только проблема Украины, – поддержал Зеленского спикер. – Мы в Хорватии тоже через это прошли. Кинематогаф у нас был довольно развит в 70-80-х годах, но теперь мы решили действовать по-другому и начали фактически с нуля. Сейчас Аудиовизуальный Центр, который я возглавляю, работает в двух направлениях: поддержка местного производства и возврат налогов иностранным компаниям, которые у нас работают. Помощь отечественному кинематографу мы осуществляем из фонда, который наполняется всеми, кто причастен к медиаиндустрии – телеком, интернет-провайдеры, телеканалы. Налоги же возвращаются по следующей схеме: компания проходит «культурный тест» на то, чтобы ее продукт не оказался рекламой или еще каким-нибудь трешем, предоставляет полный аудит своей документации, и только после этого получает возврат 20%.

Зеленский решил прояснить хорватские кинореалии с максимальной конкретикой: «А сколько стоит производство одного хорватского фильма, и достаточно ли местного рынка, чтобы он окупился?»

– Мы же не разведением крупного рогатого скота занимаемся, – немного обиделся Хрибар. – Для нас не имеет значения, окупится ли одна картина, мы занимаемся тем, что строим индустрию. Это не сиюминутный процесс, так что мы не рассчитываем на быструю прибыль. Более того, будучи государственным источником финансирования, мы не претендуем на деньги, которые получает тот или иной фильм в прокате. В этом бизнесе прибыль должна рассчитываться в длительной перспективе.

– Да и я не о скоте говорю, – взаимно обиделся Зеленский. – Просто наши реалии отличаются от ваших: продюсерам, бывает, нужно брать кредит в банке, чтобы снять кино. А его потом возвращать надо…

Признав, что нам здесь живется нелегко (а кто бы спорил!), Хрвое предпочел самоустраниться, оставив спикеров панели наедине со своими проблемами.

Обстановку взялся разряжать отмалчивавшися до этого момента Созановский.

– Вова, я не так категоричен, как ты. В Хорватии вполне жизнеспособная модель, и нам нужно делать так, чтобы она заработала в Украине. То, что ты говорил о зрителе как об инвесторе, вполне применимо к государству – оно может так же вкладывать в кино, получая потом прибыль. Единственное, что мне не нравится у хорватских коллег – отсутствие требований к возврату средств. Я убежден, что деньги, которые ты взял, непременно нужно вернуть. Всегда есть два источника финансирования – инвесторы и меценаты. Так вот, наше государство сейчас не в том положении, чтобы быть меценатом. Я понимаю, что многим будет больно и тяжело, но так надо.

Против идеи об освобождении от налогов лет на пять Созановскому тоже было, что сказать: «Я уже вижу, как после этого решения под Кабмином соберутся врачи, учителя или еще кто-то, с требованием с ними поступить так же. А что, тоже ведь социально значимые отрасли!»

«А идея с лицензиями и кинобанками приведет к монополии», – продемонстрировал неожиданные знания украинских реалий Шимукаускас.

Дальнейшее обсуждение уже не было таким бурным, но от этого не стало менее интересным. Владимир, как оказалось, задал не все свои вопросы. Во-первых, его интересовало, кто решает, кому из отечественных производителей выдавать матпомощь, во-вторых, каким образом это происходит, в-третьих... В общем, остальные спикеры быстро догадались, что Зеленский не успел глубоко разобраться в теме, а я рекомендую лидеру «Квартала» срочно почитать мои многочисленные материалы об этом.

– Можно новую рубрику в «Вечернем Киеве» открыть: заседание Набсовета при Госкино, – предложил напоследок Созановский.

На этом Владимир откланялся, сославшись на плотный съемочный график.

После перерыва из Лондона на связь с аудиторией вышла Сью Хейс. Ее целью было рассказать, как столицу Великобритании всего за несколько лет из совершенно недружественного кинематографистам города удалось превратить в рай для них же. Итак…

– У нас и раньше существовали льготы для кинопроизводителей, но при этом Лондон был тем местом, куда вы приезжали снимать от безысходности, когда все другие места просто не подходили. Менять это мы начали пять лет назад. Первым и главным шагом стало построение всей необходимой инфраструктуры. В течение долгого времени мы находили общий язык с властями, потом самостоятельно налаживали контакты с представителями всех достопримечательностей, где можно было бы проводить съемки. Все они сначала очень настороженно к нам относились, но все получилось наилучшим образом. Конечно, спокойная жизнь горожан всегда на первом месте, но мы можем организовать перекрытие транспорта, если, к примеру, того требует съемка нового фильма про Джеймса Бонда. Ведь, в конце концов, все это – часть имиджа города, и жители это понимают, нужно только создать условия, чтобы неудобства были минимальны. Я убеждена, что по этой схеме можно работать в любом городе, нужен только конструктивный диалог между всеми заинтересованными сторонами.

Конструктив, конечно, важен, но Евгении Дербал мало: с присущим юристу интересом она поинтересовалась, как в Британии обстоят дела с поддержкой местных проектов. Оказалось, что все админорганы Соединенного Королевства имеют фонды развития, и обращаться за деньгами можно прямо к ним.

На этом тему госфинансирования можно было считать исчерпанной, а потому Вакалюк перевел беседу в другое русло –коммерческое.

За столом, кстати, к этому времени произошли небольшие перестановки: вместе с Зеленским ушел Сергей Созановский, зато пришли Виталий Провоторов из Concorde Capital, Оксана Стехина из Dentsu Aegis Network Ukraine и Анатолий Максимчук из StarLightMedia

Провоторов, как истинный инвест-банкир, уверен, что даже в нынешней сложной экономической ситуации найти инвестора можно:

– Есть несколько типов вкладчиков: физические лица, банки и фонды частных инвестиций. Последних у нас в стране аж пять, первым нужно быть вовлеченными в индустрию, так что олигархи здесь не прокатят. Остаются банки, точнее, ЕБРР. Это долго и непросто, но они не говорят однозначного «нет», всегда можно найти общий язык и договориться.

Стехина, будучи человеком из мира рекламы, уверена, что принести кинематографу свои деньги готовы и рекламодатели:

– Инвестиции от брендов – вполне реалистичная перспектива. Единственная проблема в том, что наш рынок в этом плане еще очень темный и нецивилизованный. Например, рекламодатель почему-то уверен, что продакт-плейсмент – это когда Безруков весь фильм ходит в шарфике «Билайн», как в «Иронии судьбы-2». Нужно его воспитывать, показывать, что тонкая игра в итоге принесет куда большую пользу, чем такой таран.

Ну и завершил эту волну оптимизма Анатолий Максимчук, высказавшись от имени StarLightMedia по поводу того, готовы ли телеканалы поддерживать отечественного кинопроизводителя:

– Я думаю, готовы – как продвижением, так и непосредственным участием. Мы же все объединились в КіноКраїну. Мне нравится одно из положений уже готового законопроекта, в котором рекламу украинских фильмов предлагается выводить в квоту социальной рекламы. От этого выиграют все: картина получит хорошее промо, а каналы не потеряют деньги.

На этой мажорной ноте дискуссии решено было завершить, и финансово-юридическая мастерская передала эстафету продюсерской.

Открывали ее гости из далекого Китая Дмитрий Лю и Тони Фанг из компании China International Film & Media под чутким модерированием Виктории Ярмощук.

Интерес к Поднебесной во всем мире растет буквально с каждым днем, и рассказать гостям было о чем. Во-первых, Китай был и остается огромным рынком со своими, не всегда понятными западному человеку, правилами игры. Здесь до сих пор существуют квоты на прокат иностранных фильмов, есть цензура и ревностное отношение к национальному продукту. Заморским гостям пришлось потрудиться, чтобы объяснить: едва ли не единственный способ откусить кусочек этого пирога (если, конечно, ваша картина – не голливудский блокбастер) – копродукция с местными компаниями. Ну а на вопрос, стоит ли украинцам пытаться предлагать китайцам сотрудничество, практически в один голос ответили: «Конечно, стоит!». На том и порешили.

Следующее мероприятие хоть и было названо дискуссией, но на деле ею не являлось. Ну разве могут всерьез спорить люди, которым впервые за много лет в течение очень короткого периода удалось спродюсировать сразу три картины, ставших в итоге настоящим событием для всего рынка?

Да-да, речь именно о них: Денис Иванов представлял «Племя», Егор Олесов – «Незламну», а Богдан Батрух заменял Максима Асадчего в качестве презентера «Поводыря».

Полина Толмачева выступала в этом разговоре рулевым, плавно направляя спикеров в нужное русло.

В целом, ничего нового касательно своих картин сидевшие за столом не сказали – обо всем уже писалось и говорилось не раз. Каждый из них уверен, что успех продвижения их детищ во многом зависит от кропотливого труда каждого члена команды и желания создать по-настоящему качественный продукт. Кстати, Иванов попутно еще и ответил на давно терзавший меня вопрос: «Племя» таки возвращает государству вложенные в него деньги, и сегодня эта сумма достигла 573 тыс. грн.

На деле же каждому кинопроизводителю известно, что львиная доля успеха его детища зависит от удачной промо-кампании, а потому следующий доклад мастерской стал логичным продолжением предыдущего.

Соучредители компаний C-4 и Shortы промо-продюсеры Валерий Козлитинов и Степан Гребенко согласились поделиться секретами того, как из любого фильма сделать событие.

Залог успеха здесь – беспрерывное прощупывание всех аудиторий, которое начинается задолго до премьеры. Проводите исследования, узнавайте своего зрителя, и будет вам счастье. Практика показывает, что с помощью этих приемов можно продать фильм даже людям, которые при других обстоятельствах его бы даже не посмотрели. Так, например, было с ужастиком «Керри»: зрители купились на забавный ролик в YouTube и пошли в кино, хотя многие из них это жанр откровенно недолюбливали. А еще сегодня очень приветствуются нестандартные подходы в промо. Например, спикеры открыли мне глаза на то, что шокирующая новость о журналистке Саре О’Коннор оказалась ничем иным, как частью продвижения нового «Терминатора». Вот и верь после этого людям…

Ну и на сладкое организаторы «Кинобизнеса» оставили самое приятное – анимационную мастерскую. Я, как вы знаете, к мультфильмам неравнодушна, а потому стойко досидела до последнего в программе мероприятия.

Поговорить о том, как сегодня себя чувствует эта отрасль кинопроизводства, собрались Егор Олесов, Катерина Назарова (Wizart Animation, Россия), Дмитрий Малков (95 Animation Studio) и Руслан Подлесный (директор GOOD POINTS)

А Игорь Сторчак доблестно принял на себя роль модератора.

Первой высказась дама. Назарова вещала о главном творении своей компании – мультфильме «Снежная королева».

– Если говорить о маркетинге, то у нас очень нестандартная модель – мы продвигаем свои продукты сами. На сегодняшний день «Снежная королева» продана в 130 стран, и это очень хороший результат. Со временем мы поняли, что главный секрет успеха – франшиза, а потому сейчас работаем уже над третьей серией. Начиная с первой части, мы делали базовым языком картины английский, а на все остальные, в том числе и русский, проводили локализацию. Ко второму фильму пришло осознание, что нужны еще и звезды, а в продвижении – еще и SMM от них. Это несложно, зато приносит очень хорошие результаты. Кстати, если вы думаете, что лицензирование приносит очень много денег, то, по крайней мере, в нашем случае это не совсем так. Да, приносит, но немного.

Тут к разговору подключился Подлесный – как знаток дебрей лицензирования и мерчандайзинга.

– Все зависит от продукта. Например, «Смешарики» зарабатывают на лицензировании до 75% дохода, «Маша и медведь» – до 60%. Сериалы в этом отношении выгоднее полного метра. Если же говорить об Украине, то наши сограждане тратят на лицензированную продукцию 150 млн. грн. в год, что, по большому счету, не очень много. Самым большим спросом пользуется канцелярия, игрушки и паблишинг.

Дмитрия Малкова поднятые вопросы интересуют мало, да и он сразу признался, что пришел хвастаться.

О рисованной «Кухне» я вам уже рассказала, а еще в загашнике «квартальцев» есть мультсериал «Сватики»: те же «Сваты», только нарисованные и выданные в виде скетчей. Результаты, как пообещал Малков, увидеть можно будет уже в октябре.

Все, о чем осталось поговорить Олесову – копродакшен в анимации.

– Мы уже некоторое время работаем в этом направлении, и уже есть определенные результаты – договоренности с индусами, французами. Вообще, Украина имеет довольно высокие шансы заинтересовать иностранных коллег. Конечно, в качестве ресурсной базы Азию нам не переплюнуть, зато у наших специалистов куда лучше обстоят дела с креативом. Предлагая это качество, можно здорово себя зарекомендовать за рубежом.

Что тут добавить – остается только пожать друг другу руки

На этом восьмая конференция «Кинобизнес» подошла к концу, а гости разъехались переваривать полученную информацию. Надеюсь, слова рано или поздно воплотятся в дела, и в следующем году разговоров о финансах и законах будет меньше, а отчетов об успехах – больше.

«Медіаняня», 10 вересня 2015 року

Будинок кіно На його чотирьох поверхах розташувалися три кінозали:

Ресторан, бар і кафе у Будинку кіно Ресторан, бар і кафе у Будинку кіно – ідеальні місця для проведення банкетів, фуршетів, приймань.

Київ, Будинок кіно, оренда