f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

«Катерина»: вогонь у вінку або післяродова депресія?

29.01.2017

Чергова історія про село і місто, яка віддалено нагадує про поему Тараса Шевченка, але більше — про духовні «скрєпи» новітнього зразка. 

Гала Скляревська, «Детектор медіа»

На канале «1+1» вышла четырехсерийная драма «Катерина», производства Sisters Production — продюсерами выступили Марина Городецкая, Виктория Забулонская и Елена Васильева. Автор сценария — Андрей Кокотюха, режиссер Александр Тименко, креативный продюсер, она же исполнительница одной из главных ролей — Дарья Трегубова. Тименко, кстати, уже снимал для «1+1» сериал — «Все равно ты будешь мой» с актрисой Валерией Ходос, которая сыграла главную роль и в «Катерине».

Несмотря на название, мини-сериал имеет весьма отдаленное отношение к одноименной поэме Шевченко: можно считать его «вариациями на тему». Героиню зовут так же, общая коллизия та же, но финал, слава Богу, другой, да и героев куда больше. Так что можно было бы вообще назвать его, например, «Дарина», и с тем же успехом рассказать о тяжелой судьбе девушки из провинции, матери-одиночки, борющейся за жизнь в столице. А, такой фильм уже есть — он называется «Москва слезам не верит». Но это и не важно — как бы там ни назывался этот продукт, он все равно был бы нормальным мылом, рассчитанным на определенную, преимущественно женскую, аудиторию. Если бы не вот эта изначальная отсылка к шевченковской «Катерине».

Потому что, конечно, во времена Шевченко сельская девушка, забеременевшая от заезжего москаля и родившая вне брака, — это, действительно, стыд, позор, катастрофа, всеобщее порицание и дорога в прорубь. Но поверить в то, что родители 23-летней, отучившейся в городе украинской девушке, могут отвернуться от нее даже не из-за внебрачного ребенка — а исключительно из-за того, что она поехала искать своего возлюбленного в Киев и не звонила родителям несколько недель — в XXI веке сложно. Даже если представить себе село исключительно далекое, живущее традициями и т. д. А в этом фильме барышня живет менее, чем в часе езды на маршрутке от столицы Украины. И родители ее так до конца сериала не узнали, что она была беременна и родила ребенка. Так же, как не знали, занималась ли она сексом с заезжим гастролером — кстати, по версии Sisters Production, он не «москаль», а актер, причем киевский, то есть свободно говорит на украинском языке. Хорошо, конечно, что обошлись без лишнего в нынешних условиях педалирования темы отношений между украинцами и россиянами. Но в сериале все равно есть — причем в первых минутах — неожиданный посыл.

Сериал начинается с урока украинской литературы в сельской школе, и девочка-подросток с выражением читает на память отрывок из «Катерины». Ученики, что характерно, все сидят в классе в вышиванках — наверное, так видят авторы обычный наряд украинских школьников. Учительница в исполнении Натальи Сумской — тоже в вышиванке: под пиджаком, в лучших традициях советского кино вроде «Кубанских казаков», не хватает только ордена героя соцструда на лацкане. В общем, девочка садится на свое место, и мальчик с места задает вопрос учительнице: «А вот мой папа говорит, что москаль — это не россиянин, а так называли украинцев, которые служили в российской армии». И учительница отвечает: «То есть твой папа считает, что украинскую девушку, крепостную, соблазнил и обесчестил украинский солдат?» Как бы печально это ни звучало, украинские солдаты, как и солдаты любых других национальностей — не святые. И, к сожалению, делали много и страшных вещей — так что непонятно, почему учительница так обескуражена вопросом ребенка.

Дальше, кстати, эта тема не обсуждается — и дети начинают писать под диктовку фрагмент из «Катерины». И некоторые внимательные зрители, работающие как раз в школах, сразу же возмутились — пишут, что поэтический диктант в наших широтах не встречается. Повезло, конечно, со зрителями каналу «1+1» — он на редкость внимателен. Но вопрос, так сказать, в принципе: если можно легко избежать таких вот мелких недочетов — почему не избежать?

Например, главный герой сериала — актер, приезжает на съемки в село, где и знакомится с Катериной. Они проводят одну ночь, она бросает ради столичного кавалера своего молодого человека — и едет, обманутая заезжим актером, в столицу, где выясняет, что она беременна, а он — женат. Сюжет, в общем-то, банальный, но главное, как обычно, в деталях. Например, явление героини: она в полях прохаживается в красивом платье и в венке. Наверное, украинки всегда ходят по полям в венке — особенно, когда у них только что сломалась машина, и им нужно подтолкнуть ее, чтобы завелась. И, конечно, юная дева не просто красива, еще и достаточно сильна, чтобы столкнуть с места на грунтовой дороге советский жигуль, пока ее парень за рулем. Они такие, украинки, — венки носят, жигули с толкача заводят, могут бросить своего парня ради поездки в дорогой машине с двумя незнакомыми мужчинами. Огонь, в общем.

И при этом, приехав в Киев к возлюбленному, этот же самый огонь в венке вдруг не может прямо сказать ему, что беременна. Вместо этого она устраивается к нему и его жене домработницей. А потом, когда ее с позором выгоняют из этого дома — просится на постой к первой жене своего любовника. А еще, когда ей отказывают от дома, берет у семьи своего любовника деньги — то есть соглашается с тем, что от нее откупаются. И уж в самом конце, имея годовалого ребенка, решает утопиться — потому что жизнь тяжелая. Так что совершенно непонятно, что у этой женщины в голове: если она такая гордая, что не может вернуться к родителям — почему берет деньги в качестве взятки за то, что больше никогда не явится на порог к отцу своего ребенка? Если настолько отчаявшаяся, что хочет наложить на себя руки — зачем целый год ждала? Если так легкомысленна, чтобы бросить парня ради первого встречного — почему так мучительно переживает за свое реноме? В общем, Катерина, которая в оригинале была жертвой вероломства и социального контроля, здесь выглядит какой-то мазохисткой с послеродовой депрессией.

Конечно, сериалы, они вообще не про жизнь — а про то, как хотелось бы, чтобы было, когда зло наказано, а добро получает все, включая квартиру в столице и мужа работящего. И для этого, конечно, надо пострадать. Но разве нельзя сделать так, чтобы добру можно было искренне сочувствовать, а зло выглядело чуть менее ходульно? Потому что со времен фильма «Бриллиантовая рука» мало что изменилось в изображении «нехороших людей» на наших голубых экранах. Например, только злые люди в наших сериалах носят шелковые халаты. И только злые люди занимаются сексом — хорошие люди, такие как Катерина, на экране только целуются. Конечно, жаркого секса в сериале вообще нет — но у отрицательных героев есть хотя бы намек на постельные сцены. У плохих людей есть домработницы, которых заставляют стирать вещи руками, хотя в доме есть стиральная машина. И, конечно же, плохие люди бывают в ресторанах. Где, кстати, произносят удивительные фразы вроде «рассчитай меня, как всегда», обращаясь к официантке. В каком смысле — как всегда? Не постоянным посетителям счет не приносят?

Все это, конечно же, мелочи, на которые, наверное, не стоит обращать внимание. Но есть у сериала одна сквозная идея, которая не может не насторожить. По сути, вся история Катерины — это история столкновения жизни сельской и городской, со всеми ее соблазнами, пороками и развратом. И родитель главной героини в исполнении Анатолия Хостикоева неоднократно подчеркивает, что жизнь в селе настоящая, хорошая, что ее нужно ценить и поддерживать. И, разумеется, все это правильно — только одно смущает: герой Хостикоева говорит, что «село живет, пока живут традиции». Но если под традициями понимается изгнание из семьи ребенка, оказавшегося в сложной ситуации — может быть, ну их, эти традиции? Разве не такой вывод сделает современный зритель, тем самым разрушив  насколько «правильный», настолько и конъектурный идеологический посыл авторов сериала?

Гала Скляревська, «Детектор медіа», 3 грудня 2016 року

22 травня, середа, Малий зал Рада ветеранів НСКУ «Шлях до творчих вершин» Вітання ювілярів

21 травня, вівторок, Синій зал ВЕЧІР ПАМ’ЯТІ «ОЛЕКСАНДР АСКОЛЬДОВ. НЕВІДОМЕ…»

20 травня, понеділок, Синій зал НАШ ІЛЮЗІОН