f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Олег Сенцов «працює на майбутнє»

13.03.2017

У Празі відбулася прем'єра документального фільму Аскольда Курова "Процес" про долю українського кінорежисера Олега Сенцова, засудженого в Росії на 20 років колонії суворого режиму за звинуваченням у тероризмі.

Олена Поляковська, "Радіо Свобода"

Сейчас Олег Сенцов, признанный "Мемориалом" политзаключенным, отбывает наказание в Якутии. Вместе с ним по тому же делу проходил украинский активист Александр Кольченко – он был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Картина об Олеге Сенцове будет показана также на открывающемся в столице Чехии кинофестивале One World, посвященном правам человека. А месяц назад фильм с успехом демонстрировался в рамках престижного Берлинского кинофестиваля. Рассказывает режиссер документальной ленты об Олеге Сенцове Аскольд Куров.

– За два дня до премьеры нельзя было купить билеты, она прошла при полном аншлаге. Это был показ в рамках 30-летия Европейской киноакадемии, на котором присутствовали и директор фестиваля Дитер Косслик, и представители Европейской киноакадемии – Агнешка Холланд и Майк Дауни. И до показа, и после показа проводилась акция Amnesty International, во время которой собирали подписи в поддержку Олега Сенцова. После показа был флешмоб, где уже зрители призывали освободить Олега, – рассказывает Аскольд Куров.

Коллеги-кинематографисты в России и за рубежом не раз проводили акции в поддержку Олега Сенцова. Среди тех, кто призывал освободить Сенцова, мировые знаменитости: актер Джонни Депп, кинорежиссеры Кшиштоф Занусси, Педро Альмодовар и Вим Вендерс.

Вопрос о Сенцове был поднят российским кинорежиссером Александром Сокуровым на совместном заседании президентских советов по языку и культуре в начале декабря прошлого года. На мольбу Сокурова освободить кинорежиссера Путин ответил, что должны "созреть соответствующие условия".

Олег Сенцов отбывает наказание в ИК-1 в Якутии. В конце минувшего года туда ездил адвокат украинского режиссера Дмитрий Динзе.

– Олег был в хорошем состоянии. Он знает о фильме, который про него снял Аскольд Куров. Он сказал, что не против, если ему будут писать письма поддержки, присылать открытки, и вообще не будут о нем забывать.

–​ С чем связаны его ожидания?

– Олег надеется, что все-таки начнется обмен и его обменяют на граждан России, которые находятся на территории Украины. Если был бы запущен этот процесс и, соответственно, его бы обменяли, это было бы для него самым удачным вариантом. Находится он не в лучших климатических условиях, но держится и ждет развития политических событий.

–​ Якутия находится далеко от Москвы. Поэтому трудно ожидать, что адвокаты и родственники могут ездить туда часто. Тем не менее есть ли у вас и у родственников какие-то возможности связываться с Олегом?

– Насколько я знаю, письма, которые ему посылают, до него не доходят. Они, как я узнал от сотрудников колонии, пересылаются в Москву, и там люстрируются. Насколько я знаю, Зоя Светова хотела к нему попасть, чтобы с ним интервью сделать. Но ее не пустили. Фактически он находится в изоляции. За ним наблюдают из Москвы и соответствующие условия содержания ему создают, чтобы от него ничего не уходило и к нему ничего не приходило. Решаются какие-то бытовые вопросы – посылки приходят вещевые, продуктовые, но письма из-за границы, письма с Украины до него не доходят.

–​ А местные правозащитники могут как-то контактировать с Сенцовым?

– Насколько я знаю, там есть журналист из местного интернет-издания. Он же, как я понимаю, член Общественно-наблюдательной комиссии. Он к Олегу периодически ездит и, соответственно, с ним ведет какие-то разговоры, отслеживает условия его содержания. Местного адвоката для этого нанимать не имеет никакого смысла.

–​ Олег говорил, с кем он сидит, какие у него взаимоотношения с другими заключенными?

– Каких-либо конфликтов с другими заключенными у него нет. По его статье еще человек пять, но это, как правило, таджики, которые состояли в "Хизб ут-Тахрир". Он с ними вообще не пересекается. Еще один заключенный русский парень тоже по терроризму, но конкретно Олег никаких деталей не имеет, потому что он сам по себе. Собственно говоря, он занимается творчеством, пишет пьесы, рассказы, сценарии. Ему просто-напросто некогда налаживать какие-то взаимоотношения в колонии, он полностью поглощен и занят творческим процессом. Олег надеется выйти и начать снимать фильм. Можно сказать, что сейчас он работает на будущее, сам для себя, – сказал Дмитрий Динзе.

Журналист и правозащитник Зоя Светова с самого начала следила за делом Олега Сенцова. Сейчас, когда он отбывает наказание в Якутии, Светова хотела сделать с ним интервью, однако получила отказ.

–​ Вам как-то объяснили отказ?

– Я отправляла письмо в пресс-службу ФСИН на имя Корниенко (руководитель ФСИН Геннадий Корниенко. – "Радио Свобода") и просила разрешить мне интервью с Сенцовым. Сначала мне отказали как корреспонденту "Открытой России", а потом как внештатному корреспонденту издания The New Times. Без объяснений причин. Они ссылаются на норму Уголовно-исполнительного кодекса, но там четких формулировок нет, а написано лишь, что администрация колонии или администрация СИЗО может по своему собственному усмотрению отказать без объяснения причины. Поэтому я буду обжаловать в суде эти отказы. Потому что я считаю, что это нарушение свободы слова и дискредитация осужденного. Нет никакой причины, по которой они могут отказать. В письмах Олег не возражал против интервью. Получается, что администрация по своему собственному усмотрению может решать. Я посылала вопросы. Я готова была согласовать вопросы. Но, видимо, это решается не на уровне колонии, а на уровне каких-то других органов, которые курируют судьбу Олега Сенцова, его дело.

–​ Вы получали от Олега Сенцова письма уже после окончания суда?

–​ Я ему отправляла несколько писем, еще когда он сидел в СИЗО Ростова-на-Дону. Одно письмо от него пришло. А на мое поздравление с Новым годом, которое я отправила, пришло уведомление о вручении, но ответ не пришел. Я слышала, что письма от него не приходят. В общем, происходит такая полная его изоляция от общества, от его друзей, знакомых, журналистов. Мы вообще о нем ничего не знаем, что с ним происходит. Когда он сидел в "Лефортово", там тоже были такие случаи, когда ему очень часто не передавали письма. Мы писали жалобы, говорили руководству СИЗО, что это безобразие. И буквально после нашего прихода на следующий день ему целую кипу писем передавали.

–​ Вы следите за этой историей с самого начала. Насколько вероятно то, что Сенцова могут обменять?

– Я на это надеюсь. Ведь Олег Сенцов писал о том, чтобы его этапировали на Украину. Нам сообщают в Минюсте, что он является гражданином России, и поэтому его нельзя этапировать. Они не воспринимают его украинское гражданство. Получается, что он не может быть экстрадирован в Украину как украинский гражданин. Остается единственная возможность его освобождения – это помилование президентом или его обмен на россиян, которые сидят в Украине. Я очень надеюсь, что ближе к выборам его обязательно обменяют, как и других украинских политзаключенных. Я считаю, что Олег Сенцов стоит одним из первых в этом списке. Дело его и Александра Кольченко должно быть одним из первых в списке тех дел, которые нужно решать. Так же как сейчас Верховный суд и Генпрокуратура решают дело Дадина и дело Чудновец. Потому что эти дела точно такие же сфабрикованные, сфальсифицированные и неправосудные, – говорит Зоя Светова.

Дети Олега Сенцова по-прежнему живут в Крыму со своей бабушкой и с сестрой Олега. Другая – двоюродная сестра Сенцова –​ Наталья Каплан сейчас живет в Киеве. После двух громких обменов – Надежды Савченко, а также Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева, интерес на Украине к украинским заключенным в России ослаб, полагает Наталья Каплан:

– Время от времени здесь проходят какие-то акции с требованием освободить Олега, других политзаключенных. Но, честно говоря, все сходит на нет. Минюст пишет запросы на экстрадицию, получает отказы. Насколько я знаю, ведутся какие-то переговоры, но я в них не участвую и не знаю их сути, не знаю подробностей. Политики говорят: "Мы работаем над этим". Это их любимая фраза.

–​ А что касается суда?

– Все суды в России мы проиграли, и по факту сейчас действительно ничего не происходит. Дело коммуницировано в ЕСПЧ, но сколько оно там еще пролежит до рассмотрения, никто точно сказать не может.

–​ Какие последние сведения от Олега у вас есть, пускают ли вас к нему?

– У Олега ничего интересного не происходит. Час в день – прогулки, пишет сценарии, и это вся его жизнь на данный момент. От свиданий Олег отказался, объяснив это тем, что ему так проще морально держаться. Он видел других заключенных после свиданий с семьей, и как те впадали в депрессию. Поэтому на свидания к нему в Якутск еще никто не ездил. Бывают редкие-редкие письма и редкие-редкие звонки, так вот и поддерживаем связь.

​–​ Насколько важны для Олега акции, которые проходят в его поддержку?

–​ Я думаю, что это важно. Конечно, сами кинематографисты, объективно говоря, вытащить Олега не смогут, но они смогут донести до политиков, которые реально могут воздействовать на ситуацию, информацию. Судьба Олега сейчас исключительно в руках политиков. Я надеюсь, что тот же фильм Аскольда Курова, другие акции как-то помогут донести нужную информацию до людей, которые способны изменить ситуацию, –​ сказала в интервью "Радио Свобода" сестра Олега Сенцова Наталья Каплан.

Правозащитный центр "Мемориал" признал Олега Сенцова и проходившего по тому же делу Александра Кольченко политзаключенными.

Олена Поляковська, "Радіо Свобода", 9 березня 2017 року

26 листопада, неділя, Червоний зал Повнометражний анімаційний фільм «ЖИТТЯ КАБАЧКА»

23-26 листопада, четвер-неділя XXIV Міжнародний фестиваль анімаційних фільмів «КРОК-2017: у рідній гавані»

7-9 листопада, четвер-субота, Червоний зал «Сучасна анімація - досягнення, проблеми, перспективи»