f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Від любові до дезертирства: Що і навіщо знімають українські режисери (Частина 1)

03.11.2015

До показу в Національному конкурсі 45-го Київського міжнародного кінофестивалю «Молодість» відібрали 23 короткометражних стрічки зі 193 поданих картин. Видання «СОДА» розпитала режисерів про їхні фільми, навіщо вони знімають, що думають про сферу, в якій працюють і яке нове кіно скоро побачить український глядач.

Володимир Волощук, «СОДА»

Олеся Моргунець-Ісаєнко
«Віолончель», ігровий

Про фільм: «Віолончель» – це проста історія про зустріч і мрію. Про те, що не завжди наші бажання співпадають із нашими можливостями. Що часто людині хочеться  бути тим, ким вона є насправді.

Ідея фільму виникла сім років тому. Я просто уявила, за яких обставин могла б трапитись зустріч із людиною, яка мені тоді була симпатична, але недосяжна. Потім я запропонувала цю ідею розписати Марині Степанській. Так і виник сценарій.

Він був написаній російською, але Держкіно не дозволило мені знімати цією мовою. Тому я вирішила залишити російську лише для одного героя – Григорія, який по сюжету працює водієм-дальнобійником. Мені здалося, органічним, що він саме так розмовлятиме у фільмі. Україна все ж таки двомовна. Однак, ніяких політичних підтекстів у стрічці немає. Події розгортаються в Криму, тому що там красиво і можна показати двох маленьких самотніх людей у великому безмежжі природи.

Про кіно: Я ще в дитинстві мріяла потрапити на екран телевізора, а коли підросла зрозуміла, що хочу бути тим, хто реалізовує на цьому екрані свої мрії, ідеї, задуми. Моєю мрією і досі залишається бажання працювати з ВВС – мене захоплює і вражає все, що вони роблять.

Знімаю кіно, тому що не можу його не знімати, не створювати інший світ. Дуже хотіла б зняти казку або фантастичну історію, але, на жаль, поки в нашій країні це зробити важко. Казка – дорого і не так вже й комерційно.

Мені здається, що в кіно є дві місії: розважати, якщо це кіно-атракціон і надихати, дарувати людям катарсис, якщо це мистецтво.

Про теми в українському кіно: Мене цікавлять стосунки людини зі світом, іншою людиною і з самою собою. Пошук своєї істини і свого місця на цій планеті.

Мабуть, тому у мене є задум зробити анімаційно-документальне кіно про Данила Демуцького. Він знайшов своє призначення, але йому не давали місця, щоб він міг повністю реалізувати свій талант. Але не дивлячись на арешти, зневажання, він продовжував знімати, і він – мій герой. Це, до речі, якраз має бути мій повний метр.

Про українське кіно: Як на мене, йому не вистачає належної комунікації між сценаристами і режисерами, художниками і операторами, практики і, звичайно, фінансування. Пітчинги не вирішують цю проблему, тому що багато достойних ідей проходять повз вибір журі.  До того ж потім важко отримати ці кошти. Я знаю про це, бо мій фільм якраз отримав держфінансування.

Ще я вважаю, що у нас майже немає продюсерів, тобто продюсерів з хорошим смаком, які не просто хочуть заробляти гроші, а люблять кіно, і роблять все для того, що б воно вдалося.

Яна Антонец
«Белые слоны», игровой


О фильме: Экранизировать рассказ Хемингуэя «Белые слоны» мне предложил друг и коллега Михаил Максуров. Меня заинтересовали тема и диалог. Мы начали работу над сценарием, как два режиссера более двух лет назад. Хотели, чтобы над мужским персонажем работал Миша, я работала бы с женским. Нам показалось, что так было бы точнее и правдивее на экране. Но все затянулось и Миша переехал в Болгарию, перегорел, а я завершала фильм без него. С тех пор я много раз переписывала сценарий. Искала, каким именно хочу видеть этот фильм.

Я перенесла сюжет в современные украинские реалии. История происходит на фоне красивых гор, но в абсолютно запущенном украинском селе. Это яркий символ жизни главных героев. Внешняя успешность и благополучие в сочетании с внутренней пустотой.

Когда после месяца поездки по карпатским вокзалам нашелся тот самый, после репетиций со многими актерами нашлись те самые, когда всё стало на свои места, было понятно, что кроме как одним кадром снять этот пятнадцатиминутный фильм нельзя. «Кино было сделано, осталось только снять».

Мне хотелось создать маленькое кино, которое выглядело бы, как подсмотрено-подслушанный эпизод из жизни. Чтобы не было заметно ни моей работы, ни работы оператора, ни художников, ни звукорежиссера. Я по образованию документалист, может от этого такое желание.

Важно ощущение реальности. Поэтому я поняла, что никакого монтажа в «Белых слонах» быть не может, как и никакой музыки.

О кино: Почему я снимаю кино? Это фантастическая возможность говорить о том, что «болит» или радует. Говорить красиво. Я фанат всех процессов создания фильма. Идея, сценарий, подготовка, съемка, постпродакшн. Все это – космос! Собираются люди, которые вместе создают новый мир. Любой. Какой пожелаешь. Круто за этим наблюдать. Не просто наблюдать, а руководить этим, не уперто «гнуть свою линию», а также доверять своим коллегам, верить им также, как они верят тебе.

О темах в украинском кино: Очень не хватает детского кино и комедий. Не телевизионных комедийных сериалов, а хороших качественных прокатных комедий. Сейчас пишем короткометражный комедийный и приключенческий фильм, роуд-муви.

Теперь актуальна тема украинской самоидентификации, но мне это не интересно. Мне хочется глубоких бытовых историй. И комедий тоже.

О финансировании кино: «Хотела купить машину, но сняла кино», – так я говорю про финансовую сторону «Белых слонов».

Ещё в институте я решила не связываться с государственным финансированием, потому что мне проще заработать денег, чем пройти все процедуры, связанные с государством. Такой я человек. Возможно, найдётся продюсер, с которым это будет возможно. Пока у меня не было потребности обращаться к Госкино. В то же время есть, например, условия копродукции, которые невозможны без поддержки государства.

Когда снимаешь за свои деньги, ты сам принимаешь все решения. Компромиссы, связанные с недостатком денег уже невозможны. Ты находишь возможность реализовать свою идею любой ценой.

Никита Лыськов
«Я купил велосипед», анимация

О фильме: Фильм возник как протест. Один мой друг, после окончания института, вместо того, чтобы работать по профессии кинорежиссера, купил велосипед и занялся велоспортом. Я воспринял это как побег от реальности и выразил свое негодование в анимации «Я купил велосипед».

Об анимации: Мне нравится, что анимация очень молодое искусство (ему всего лишь 123 года) и поэтому здесь много несказанного. Вижу в ней большой потенциал. К тому же, теперь происходит новый этап её развития: фильмы можно делать самому, дома на компьютере, не впадая в зависимость от студий и бюджетов.  Я – мизантроп и предпочитаю работать в одиночку, ни от кого не зависеть.

Когда у анимации появляются задачи, она перестает быть искусством и становится коммерческим продуктом. Главная задача любого искусства – не иметь никаких задач, а иметь свободу.

Я за искусство, в котором можно говорить и делать всё, что угодно. Искусство – это свободная территория, в отличии от социальной, где на людей постоянно давят ограничения. Искусство обогащает сознание людей, расширяет рамки реальности.

Об украинской анимации:  Её не существует как культурного явления. Фильмы, которые, тем не менее, производятся, просто имитируют западные тенденции.

В Украине нет школы авторской анимации, и анимацию не воспринимают как искусство. Для украинского зрителя она – всё еще мультики для детей и развлечение. В анимации можно и нужно говорить о темах жизни, смерти, секса, насилия, раскрывать экзистенциальные темы. Но этого нет, аниматоры развлекают аудиторию, подстраиваясь под нее.  Я планирую открыть школу экспериментальной анимации в Днепропетровске.

Христина Сиволап
«Давай не сьогодні», ігровий

Про фільм: Ідея з’явилась у сценариста фільму, мого чоловіка, коли ми думали над моєю дипломною роботою. Сценарій народився з першої сцени – дідусь та бабуся довго збираються, чепуряться біля дзеркала, після чого заходять у велику кімнату і лягають у дві труни. Дипломною цій роботі стати не судилося – я її реалізувала вже після випуску з університету.

Шукаючи акторів, побачили, що серед них багато забобонних людей. Тільки-но чули про те, що потрібно лягати в труну – далі навіть слухати не хотіли, хоча я і намагалась пояснити, що знімаю комедію. Володимир Задніпровський, якого на екрані робили старшим, погодився одразу. Щоправда потім зізнався, що його насторожила пропозиція зіграти діда, якому ніби й лишилося думати тільки про смерть.

Про українське кіно: Якось під час перегляду національної програми якогось з українських кінофестивалів, коли фільми супроводжувалися зітханнями глядачів, зловила себе на думці: нашим режисерам треба менше змушувати глядачів страждати.

Про фінансування кіно: Звісно, можна обходитись мінімумом доступної техніки та розраховувати виключно на ентузіастів. Випускники університету Карпенка-Карого, як ніхто, про це знають. Проте, виробництво кіно – це не тільки кнопка «rec» на камері.

Наприклад, важко витискати з актора потрібну емоцію, коли тобі щохвилини дзвонить друг, аби ви виміталися з кватири, в якій знімаєте, бо зараз прийде його дівчина і вона не уявляє, що тут коїться. Або вмовити актора в зливу приїхати за місто за власний кошт. Або втрьох, рахуючи дівчат, підняти техніку на пятий поверх без ліфту.

Прикро, що все це відбивається не тільки на технічній якості роботи – ти фізично втомлюєшся, займаючись всіма справами одночасно. Тож, не впевнена, що спартанські умови – це завжди добре для виховання режисера.

Щодо мого фільму, то я збиралася знімати його без бюджету – це ж мала бути моя дипломна робота. Але коли дізналася, що отримала від держави кошти на власний дебют, вирішила провести серйозний кастинг, зняти на професійну техніку, використати потрібний реквізит (а не те, що вдома стоїть на поличках), врешті, попрацювати в команді з визнаними майстрами – цілком реальна справа. Тоді я вже горіла цим бажанням.

Про теми:  Нова тема, яка зараз мене надихає – це з останнього власного досвіду – вагітність, трансформація світогляду жінки під час того, як всередині неї з’являється інша людина. Ще завжди цікавила тема еміграції. Їй українські режисери вже неодноразово присвячували свої роботи, але, як на мене, вона не перестає бути актуальною.

Олександр Навроцький
«Шість поверхів», документальний

Про фільм: Це історія про побут і буденність людей, які долею випадку живуть в одному великому будинку. Про цей ззовні непривабливий будинок розповідають самі мешканці і  вербально, і візуально. Я намагався показати документальну романтичну баладу, викладену простими кадрами, насичених метафорами і поезією.

У будинку присутня цікава фактура, балкони з розвішаною білизною, краса і потворність, безперервна динаміка, мешканці, які метушаться в коридорах… Мені важко виділити головних героїв чи головні події через те, що їх багато: всі головні, всі доповнюють один одного.

У стрічці я хотів підняти питання «Страждати чи ні?». Про людей, які проживають там, про їх радощі, тривоги, печалі, про пошуки добра і краси, про необхідність вірити, любити і сподіватися.

Ідея виникла, коли на другому курсі університету в мене було завдання зробити фоторепортаж на будь-яку тему. Я поїхав до свого рідного міста і випадково натрапив на цей будинок. Спочатку я в ньому нічого особливого не помітив, бо він такий як і всі багоповерхівки у наших містах. А привирнуло увагу те, що він знаходиться біля каньйону (у фільмі його немає) глибиною в 40 метрів. Я подумав: «Тут, напевно, живуть цікаво люди». Фоторепортаж, який я зробив, всім сподобався. Тоді я і вирішив, що було б непогано зняти дипломну роботу про цей будинок. Через 2 роки я це зробив.

Я тижнями, навіть місяцями ходив знайомився з мешканцями, розповідав їм про себе, а вони мені – про себе. Найцікавіше було слідкувати за тим, як змінюється ставлення до мене особисто, і як до людини з камерою в руках зокрема. Якщо на початку люди відверталися, а діти взагалі тікали, то в кінці – діти проводжали мене на маршрутку і взагалі не помічали камери.

Чому я знімаю кіно? Мене взагалі захоплює мистецтво, а кіно це одне із видів мистецтв. Геніально сказала Кіра Муратова на відкриті «Молодості»: «Не знімай кіно, якщо можеш [не знімати]. Знімай кіно, якщо не можеш».

Татьяна Кабаева
«Big Man», анимация

О фильме: «Big Man» – это мой дипломный фильм, поэтому он был немного вынужденным, но иначе он, возможно, мог вообще не появиться на свет. Я его делала по своему стихотворению, которое написала еще на втором курсе.

Сама работа рассказывает о том, как сложно большому человеку с большой душой в мире маленьких людей. Людьми владеет больше страх, чем любовь, который уничтожает много хорошего. Если бы его заменили любовью или как минимум пониманием, тогда в стране, возможно, не происходило бы то, что происходит.

Я выбрала достаточно примитивную технику исполнения этого мультфильма. Всё довольно абстрактное, но под этим хотелось спрятать мысль, чтобы зритель самостоятельно сделал для себя какие-то выводы.

Кстати, чем больше я делала анимацию, тем больше от неё хотелось отойти.

Есть такая шутка: игровики  делают фильм за несколько недель и показывают его несколько лет, а аниматоры – несколько лет и показывают один день.

Об анимации: Когда ты создаешь анимацию, ты ничем не ограничен, кроме своих возможностей. Ты есть творец. Перед тобой лист или экран монитора, и ты начинаешь работать. Отсутствие финансов не должно препятствовать основной миссии режиссёра – донести свою мысль и совершенствоваться как художнику.

Когда я поступала, то думала, что буду делать анимацию и не буду от кого-либо зависеть. Правда, со временем понимаешь, что для создания чего-то крутого тебе нужен как минимум офигенный композитор и крутой художник.

О темах: Нужно как можно чаще поднимать тему любви. Я говорю не только о love story, а о любви в более в глобальном понимании. Люди отягощены реалиями: необходимо выжить, заработать денег, решить проблемы. Считаю, что нужно ценить то, что есть сейчас. Нужно воспитывать в себе понимание, оставлять как можно меньше места для озлобленности и приходить к любви, наслаждаться тем, что ты есть.

О режиссуре: Для меня теперь важно набить руку, достичь нужного уровня. Я хочу, чтобы меня смотрели как можно больше людей и было бы здорово, если они будут понимать, о чём я говорю.

Я получила хороший и нужный опыт, когда показала  «Big Man» своей семье. Всех собрала, посадила на диван и включила мультик. Половина родственников не поняла о чём он. Они на меня посмотрели с недоумением: «Таня, а о чём это?» Но было здорово – мы вышли на диалог, обсуждали, почему вот здесь так, а что значило вот это.

Мне кажется, что когда у людей появляются вопросы – это награда для режиссера и его работы. Вызывать у зрителя вопросы и эмоции – в этом миссия кино. Мне хочется, чтобы у людей рождалась искренняя эмоция, чтобы они просыпались во время просмотра фильма. 

Анастасия Совяк-Круковская
«Длинные волны», игровой

О фильме: Я – выпускница университета Карпенко-Карого. Есть мнение, что там студенты снимают какую-то чернуху, которую сами и смотрят. Я поняла, что нужно рушить эти стереотипы и делать историю, которая будет более-менее похожа на мейнстрим.

Мой фильм о любви. После всех событий, происходящих в стране, нужно хоть иногда абстрагироваться и смотреть милые фильмы про любовь.

О кино: Для меня кино – это отдельный мир, в котором ты можешь делать всё, что захочешь. Изучать потребности людей, пытаться понять, что нового им хочется узнать, искать что-то в себе. Теперь много людей из искусства лезут в политику. Мне кажется, что они должны заниматься другим делом: создавать свои миры, в которых не будет политических игр, войн и подобных вещей.

Как режиссёру, мне важно сказать: как бы тяжело и плохо ни было вокруг – ты должен держаться, следовать своей мечте, своим убеждениям, искать и принимать любовь, быть открытым миру.

Финансирование: Мы с Ярославом Пилунским, одним из членов жюри международного конкурса на «Молодости», разговаривали о том, что лучше потратить семь тысяч долларов на свой фильм, чем 70 тысяч – на образование.

Мне повезло – я училась на бюджете, так исторически сложилось, что мои родители – киношники, поэтому я видела, как всё происходит непосредственно во время производства фильмов и понимала, что дипломный фильм – это важная (и, как правило, не дешевая) работа, с которой ты идешь в мир. Я усердно работала с первого курса. Собственно, сама себе на фильм и заработала.

Темы в украинском кино: Мы только сейчас вышли из периода, когда делали дико затяжное и тяжёлое кино. Вот пошли первые росточки того, что будет весело и здорово.

Как бы странно не звучало, но я смотрю на российское кино. Там есть прекрасные режиссеры, которыми я восторгаюсь. Например, Аня Меликян. У неё был ряд «коротышей» про любовь, потом она сделала большой фильм. Кажется, затрагиваются какие-то социальные темы, но при этом всё подается иронично, с юмором. Ты не идешь смотреть фильм заведомо с отвращением. Тут нашим режиссёрам нужно бы брать пример.

Об украинском кино: Чтобы кино развивалось, нужно начинать с образования будущих режиссеров, сценаристов и так далее – менять совковую систему образования, которая не приносит никакой пользы. У студента формируется культ определенного мастера, к которому ты ходишь пять лет. Мне повезло, но есть ребята, которые пятый год слушают одно и то же. Студент должен сам выбирать, что хочет делать.

Мишель Ладес
«Наждак», документальный

О фильме: Как дословно говорит один из героев фильма: «"Наждак" – это политический проект с целью прихода народа к власти». Идея ленты – показать, как ситуация в стране влияет на подобные организации в целом, и на их членов в частности.

О «Наждаке» я узнал от знакомого, который их «зачищал». Конечно, на выбор темы повлияла и радикализация общества. Стало любопытно, почему почти что моим сверстникам пришла в голову идея крушить бордели и казино. Я вообще пытаюсь брать темы изначально далекие от меня, потому что тогда мне интереснее снимать. Искренне считаю, что чем интереснее режиссеру на съемках, тем интереснее зрителю перед экраном.

Съемочные дни были разными. В какой-то день получал не совсем шуточные обещания, что мне разобьют моё «очкастое лицо», а уже на следующий – обещания вечной дружбы. Сложно было заслужить уважение – все-таки на «очкастые лица» с далеко не развитой мускулатурой ребята смотрят свысока. Конечно, вначале относились очень подозрительно. Но под конец съемок почти никто не обращал внимания на камеру. Я даже получил «партийное прозвище» – Компромат.

О документальном кино: Выскажу непопулярную мысль: документальное кино намного сильнее обманывает людей, чем игровое. Я не про фактический обман – постановочные сцены или тому подобное. Обманывает сам документальный монтаж. Зритель не может залезть в корзину и посмотреть, какие кадры не вошли фильм. Зритель видит лишь то, что захочет режиссер, каким он захочет показать героя. При этом подразумевается, что документальное кино – это правда. На самом деле, это лишь «субъективная правда».

Честно говоря, не знаю, что с состоянием украинского документального кино. Думаю, точнее, надеюсь, что интерес к документалистике в Украине растет, и будет расти. На ежегодном фестивале Docudays UA на национальном показе всегда аншлаг. Это, наверное, о чем-то говорит.

В последнее время, наверное, из-за перекосов в политическую и военную тематику, не хватает фильмов о простых людях. Я работаю над картиной об одной протестантской церкви.

Анна Демьяненко
«Держи удар», игровой

 

О фильме
Анна Смирнова (сценарист): Однажды вечером я увидела эту историю у себя в голове. Молодой парень, на него нападает неизвестный и совершенно неожиданная концовка, нетипичная для большинства фильмов. Иногда, сталкиваясь в жизни с трудными обстоятельствами, мы не принимаем вызов, делаем шаг назад. Наш фильм о том, что если мы не двигаемся вперёд, жизнь создаёт нам сложные обстоятельства не как что-то плохое, а как следующий шаг к своему развитию. Поэтому мне захотелось рассказать историю, как человек учится держать удар.

Анна Демьяненко: У главного актера типаж ботаника, потому что девушке в подобной ситуации было бы легче, а таких парней не все любят. Их гнобят больше, чем девушек-ботанок. К тому же есть и личные предпосылки. В школе я была белой вороной, немного отличалась от других ребят, поэтому было сложно находить друзей. Так что в главном актере я частично отражаю себя, и еще много людей, которые попадали в подобные ситуации.

О темах в украинском кино
Анна Демьяненко: Не хватает мотивационных и вдохновляющих фильмом, после которых ты хочешь жить дальше, после которых у тебя появлялись бы идеи. Для этого мы с актером Виктором Андриенко и Игорем Бондарем создали фестиваль Inspire Film Fest. Планируем в конце января делать показы, объявлять конкурс и искать по всей Украине вдохновляющие фильмы.

Об украинском кино 
Анна Демьяненко: Украинское кино развивается. Много ребят хотят снимать и развиваться. Например, есть Short Film Corner (часть программы показа короткометражного кино на Каннском кинофестивале. – СОДА). Это не конкурс, это возможность попасть в Канны, открыть для себя другие рамки, находить там друзей.

Анна Смирнова: Да, туда нужно попасть хотя бы один раз, чтобы понять, что такое кинорынок. Для меня стало открытием, что существует рынок, куда ты можешь привезти короткометражный фильм и встретиться с покупателями из разных стран, которых интересует именно короткий метр. Раньше у меня был стереотип, что короткий метр ты снимаешь для себя, для зрителя, но продать его невозможно, потому что это никому не интересно.

О кино
Анна Демьяненко: Кино должно рассказывать истории, чтобы захватывать внимание зрителя. Это наша основная миссия. Особенно в сложное для Украины время, оно должно вдохновлять, поддерживать и показывать, что в мире есть еще продолжение жизни.

Особенно хочется выходить на международный уровень. В Каннах мы с Аней познакомились с многими ребятами нашего возраста и у них было какое-то неправильное представление о нас, как об украинках и об украинском кино. Теперь я вижу свою миссию в том, чтобы каждый год ездить в Канны и показывать людям, что мы умеем снимать, что мы не стереотипное общество.

Анна Смирнова: Для меня кино – это жизнь, оно может увлечь, помочь зрителю осознать какие-то важные вещи. Каждый находит своё кино. Два человека, которые посмотрят один фильм – поймут его по-разному. Я, возможно, скажу банальную вещь, но кино должно менять мир к лучшему и нести определенные ценности.

Володимир Волощук, «СОДА», 28 жовтня 2015 року

Друга частина інтерв’ю з режисерами тут.

22 травня, середа, Малий зал Посольство Аргентинської Республіки та Посольство Республіки Куба в Україні представляють «ЦИКЛ ВЕЧОРІВ ІСПАНОМОВНОГО КІНО»

22 травня, середа, Малий зал Рада ветеранів НСКУ «Шлях до творчих вершин» Вітання ювілярів

21 травня, вівторок, Синій зал ВЕЧІР ПАМ’ЯТІ «ОЛЕКСАНДР АСКОЛЬДОВ. НЕВІДОМЕ…»